www.fortress.bosfor.ru
RUSSIA, VLADIVOSTOK
www.fortress.bosfor.ru
САЙТ О ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ, А ТАК ЖЕ ОБ ОТНОСИТЕЛЬНО СОВРЕМЕННЫХ СООРУЖЕНИЯХ ИЗ БЕТОНА

   Главная    ДВ ФОРТ-ФОРУМ    Крепость Владивосток    Фотогалерея    Ссылки   

Полезное

 

Обзор УКРЕПЛЕНИЙ

Основные фортификационные ТЕРМИНЫ

 

Планы фортов

 

 * 

План Форта №2

 * 

План Форта №3

 * 

План Форта №4

 * 

План Форта №5

 * 

План Форта №6

 * 

План Форта №7

 * 

План Форта №9

 * 

План Форта №11

 * 

План Форта №12

 * 

Муравьева-Амурского

 * 

Форт Поспелова

 * 

Форт Русских

 * 

Форт Суворова

 * 

План Укрепления №1

 * 

План Укрепления №2

 * 

ОП Литер Ж

 

Карты

 

 * 

Крепость Владивосток ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН 1916 год:
 - КАРТА №1 (~360 Кб)
 - КАРТА №2 (~1.3 Мб)

 * 

Укрепления по состо-янию на 1887 год

 

Биографии

 

Генерал-майор А.П. Шошин

Начальник инженеров флота К.А. Розе

Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер

Инженер-полковник П.П. Унтербергер

Генерал-майор В.И. Жигалковский

Генерал В.А. Ирман

Генерал-лейтенант А.П. Будберг

Полковник В.А. Свиньин

 

Воспоминания

 

Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас

 

Подписаться на рассылку

 

>> Отписаться          

Будем искать?

 


Статистика

 

Посетителей - 00003830

 

Rambler's Top100

Rambler's Top100

Яндекс цитирования

website monitoring service

 

© 2000 - 2015,
www.fortress.bosfor.ru
Крепость Владивосток - МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ВЛАДИВОСТОК

 

Вестник ДВО РАН. 1996. № 5

В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин


МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ВЛАДИВОСТОК


   В истории экономического, политического и военного освоения Россией Дальнего Востока Владивосток сыграл исключительно важную роль как военный пост, военно-морская база, торговый порт и конечная точка Великой сибирской железнодорожной магистрали. С середины 80-х годов прошлого столетия Владивосток стал важнейшим центром русской экономической активности на Дальнем Востоке, средоточием больших материальных ценностей, принадлежащих как различным государственным ведомствам, так и частному капиталу, и захват его неприятелем даже на короткое время, весьма возможный в связи с удаленностью от центральных районов Российской империи, мог бы нанести огромный ущерб [1]. Возможность относительно безопасного развития города, военного и торгового порта обеспечивало в конце XIX-начале XX в. наличие во Владивостоке морской крепости, значение которой по достоинству еще не оценено отечественными историками.


   В первые десятилетия нашего столетия Владивосток по праву считался одной из сильнейших морских крепостей мира. "Я уверен, что нет такого врага, который мог бы сломить нашу твердыню Владивосток - оплот России на Дальнем Востоке", - писал в 1912г. герой обороны Порт-Артура, комендант Владивостокской крепости генерал-лейтенант В.А.Ирман [2 ]. Тогдашний Владивосток занимал сравнительно небольшую территорию по северному побережью бухты Золотой Рог и его окрестностям, но его оборонительные сооружения уже в то время были размещены на площади, даже сейчас большей, чем зона современной городской застройки [3, ф.349, оп.8, док.2311]. Подходы к городу со стороны залива Петра Великого и вход в бухту защищает холмистый и покрытый лесом Русский остров. Укрепления, размещенные как по его периметру, так и в центре, образовывали южную границу Владивостокской крепости. С севера город прикрывали фортификационные сооружения, расположенные на высотах южного борта долины р. Седанка в 15-20 км от бухты Золотой Рог. Укрепления, сооруженные в различное время, имелись также и на высотах между главной линией обороны и центром крепости.


   Владивостокская крепость, существовавшая на рубеже XIX-XX столетий, не имела ни сплошной стены с зубцами, ни бастионов, ни башен - появление нарезной артиллерии и бризантных взрывчатых веществ свело почти на нет оборонительное значение этих элементов долговременной фортификации. В то время крепости уже состояли из отдельных опорных пунктов - фортов и более мелких укреплений, размещенных, как правило, на господствующих высотах, а промежутки между ними заполнялись окопами и оборонялись полевыми войсками [4].


   Идея создания во Владивостоке крепости принадлежала заведующему инженерной частью Восточно-Сибирского военного округа полковнику П.Ф.Унтербергеру, известному, впоследствии, административному деятелю и исследователю Дальнего Востока. В 1877 г. во время русско-турецкой войны, когда возникла угроза разрыва отношений с Англией, военные инженеры Морской строительной части Сибирской военной флотилии подполковники Зотиков и Петропавловский спешно возвели земляные батареи на входе в бухту Золотой Рог на мысах Голдобина и Эгершельда, а также на мысе Бурный, в районе нынешней водной станции Тихоокеанского флота, для защиты от десанта со стороны Амурского залива [3, ф.805, оп.5, док.16331 ]. Прибывший во Владивосток в 1878 г. Унтербергер признал эти меры явно недостаточными. Из-за отдаленности Владивостока от центра России и невозможности оказать ему быструю помощь войсками и снабжением, по его мнению, здесь нужно было возвести укрепления для круговой обороны и сосредоточить достаточное количество войск, артиллерии и припасов. Унтербергер предложил разместить береговые батареи на п-ове Шкота, мысе Голдобина, Назимовском полуострове и северной части Русского острова и возвести сильные укрепления временного характера на горе Орлиное гнездо и других высотах, непосредственно примыкающих к центру города [3, ф.13149, оп.4, док.832 ]. Само название "Орлиное гнездо" эта гора, именовавшаяся до начала 1880-х гг. "горой Клыкова", получила при строительстве укреплений в память обороны русскими войсками в 1877 г. горы Св. Николая в районе Шипкинского перевала, названной русскими Орлиным гнездом в честь ее героических защитников. Работы по строительству и вооружению оборонительных сооружений были проведены военным инженером капитаном В.П.Широковым. Места для береговых батарей Унтербергер выбрал настолько удачно, что через двадцать лет эти укрепления только перестроили из дерево-земляных в бетонные, но общая конфигурация береговой обороны осталась неизменной.


   В 1889 г. Владивосток был официально объявлен крепостью [3, ф.805, оп.5, док.18331 ]. Дальнейшее развитие крепости связано прежде всего с именем ее первого начальника инженеров полковника К.С.Чернокнижникова. Он почти сразу же предложил возвести новую линию сухопутных укреплений на высотах к северу от Первой речки и к югу от р. Седанки, чтобы гарантированно обезопасить город и порт от обстрела осадной артиллерией [3, ф.802, оп.5 док.11580 ]. В 1897 г. по его плану начали возводить форты Северо-Восточный Северный и Северо-Западный, а также форт Южный на горе Русских (о-в Русский) и стали перестраивать береговые батареи из дерево-земляных в бетонные. Для обеспечения маневра войсками был построен закрытый от обстрела обоих заливов выезд из города (Центральная военная дорога) и канал через перешеек Саперного полуострова (о-в Русский) [3, ф.802, оп.5, док.12073 ]. Однако военный министр генерал от инфантерии А.Н. Куропаткин из-за экономических соображений распорядился как во Владивостоке, так и в строящейся одновременно крепости Порт-Артур линии обороны расположить максимально близко к стоянкам кораблей и сделать их кратчайшими [5 ]. Не доверяя местным инженерам, указывающим на очевидное несоответствие этого волевого решения главной задаче морских крепостей - обеспечить безопасное убежище для флота, в 1899 г. Куропаткин направил на Дальний Восток известного военного инженера полковника К.И. Величко для составления на месте проектов новых крепостей.


   В 1900- 1904 гг. по этому проекту под руководством начальника инженеров крепости полковника В.И.Жигалковского и строителя Владивостокских укреплений полковника С.Ф.Чижа построили форты Муравьева-Амурского и Суворова, укрепления № 1, 2 и 3 (позднее - форт Линевича), редуты № 4 и 5 и три люнета. Укрепления соединялись между собой оградой в виде рва и земляного вала, которая тянулась от Амурского залива (район нынешней железнодорожной платформы "Моргородок") до бухты Тихой. На Русском острове возвели форт Русских на одноименной горе и укрепление № 4 (форт Поспелова) на Саперном полуострове. Кроме того, строились и перестраивались 23 береговые батареи [3, ф.349, on.8, док.1970].


   В ходе русско-японской войны 1904-1905 гг. в срочном порядке пришлось строить батареи на побережье Уссурийского залива. Спешка была вызвана тем, что 22 февраля 1904 г. город и порт обстреляла японская крейсерская эскадра адмирала Камимуры. Японцы вели перекидной огонь из-за мыса Басаргина. Батареи Петропавловской группы, расположенные на п-ове Назимова, и Новосильцевская батарея на Русском острове не могли поразить невидимого противника, а Уссурийская батарея в районе Морского кладбища была вооружена мортирами и за недостатком дальности их стрельбы могла обстреливать только линию берега [6 ]. После блокады и падения Порт-Артура крепость существенно усилили, вынеся на материке линию полевых укреплений на намеченные еще К.С.Чернокнижниковым рубежи, а затем продлили ее по высотам южного борта долины р. Седанка до побережья Амурского залива, на Русском острове создали береговые батареи и полевые укрепления на его юго-западном и юго-восточном побережьях. Гарнизон крепости был доведен до двух дивизий и резервной пехотной бригады [3, ф.13149, on.4, док.12].


   Во время русско-японской войны крепость обеспечила действия Владивостокского отряда крейсеров на морских коммуникациях Японии, являясь надежным убежищем для флота, и воспрепятствовала расширению боевых действий на территорию Приморской области.


   В 1910-1916 гг. крепость кардинальным образом усилили по проекту, разработанному коллективом военных инженеров под руководством инженер-генерала АЛ.Вернандера [3, ф.802, оп.5, док.14758 ]. По этому проекту построили форты № 1-7 и опорные пункты литер А, Е, Ж и З по южному борту долины Седанки от Уссурийского до Амурского залива, форты № 9- 12 на южном и восточном побережье Русского острова, вновь строились или реконструировались около 30 береговых батарей, возводились 23 противодесантных береговых капонира, тоннельные погреба, казематированный мясохолодильник на Первой речке, аэродром на Второй речке, свыше 200 км шоссированных дорог и множество других вспомогательных объектов (3, ф.349, on.8, док.2666]. О надежности возведенных сооружений может свидетельствовать совершенно неожиданная проверка в условиях, соответствующих боевым, группы пороховых погребов проекта 1910г., расположенных в районе ныне печально известных артиллерийских складов Тихоокеанского флота на Второй речке. При пожаре на этих складах в мае 1992 г., в непосредственной близости от этих тоннелей, где хранился запас артиллерийских взрывателей, взорвались десятки и сотни тысяч всякого рода мин, снарядов и пиротехнических средств. Однако благодаря продуманной системе естественной вентиляции и другим конструктивным особенностям этих хранилищ, температура внутри них поднялась лишь незначительно, а детонация от взрывов была погашена и содержимое тоннелей осталось невредимым. Все укрепления, кроме сооружений проекта 1899 г., недостатки которых выявились еще в ходе обороны Порт-Артура, имели много казематированных и подземных сооружений, толщина бетонных покрытий, уложенных по стальным швеллерам или тавробимсам на асфальтобетонной прослойке, достигала 2,4-3,6 м, что обеспечивало защиту даже при обстреле из 420-миллиметровых орудий [7 ]. Конфигурация фортов точно соответствовала рельефу местности, форма которой не нарушалась, а огневые сооружения рассредоточивались на большой площади, что затрудняло пристрелку артиллерии противника. Владивосток оказался своеобразным полигоном для отечественной, а после 1918 г. и мировой фортификационной науки. Инженерные решения, найденные при проектировании его фортификационных сооружений, базировались на обобщенном выдающимся русским военным инженером А.В. фон Шварцем опыте обороны Порт-Артура [8] и опередили время на одно-два десятилетия. Сам фон Шварц лично участвовал 1906 г. в выpa6oтке общей концепции развития крепости, для чего приезжал во Владивосток. Руководил постройкой известный русский военный инженер генерал-майор А.П.Шошин, начальник инженеров крепости и строитель Владивостокских укреплений.


   Чтобы выполнить огромный, даже по нынешним временам, объем работ, Шошин использовал все последние достижения строительной техники того времени - механические перфораторы при скальных и тоннельных буро-взрывных работах, бетонные заводы и бетоньерки, камнедробилки, работающие на электричестве [3, ф.13149, on. 5, док.117 ]. Мастерские крепостного инженерного управления на Второй речке, построенные Шошиным, длительное время использовались как промбаза Главвладивостокстроя. Для доставки многих тысяч тонн песка, щебня и цемента на форты от железнодорожной станции Вторая речка была проложена специальная железнодорожная ветка, существующая и до настоящего времени. От нее на все форты от Амурского до Уссурийского залива устроили целую систему подвесных канатных дорог, фундаменты опор которых до сих пор сохранились в пригородном лесопарке. Подобные дороги были и на Русском острове. На строительстве работало до 12 тыс. вольнонаемных рабочих, специально законтрактованных в европейской части России. К 1914 г. укрепления были готовы на 2/3; гарнизон крепости к тому времени составляли: 4-й Сибирский армейский корпус (3-я и 9-я Сибирские стрелковые дивизии и 4-й Сибирский мортирный дивизион), Владивостокская крепостная артиллерия (1-й - 4-й полки) и Владивостокская крепостная саперная бригада (всего до 80 тыс. чел). Вооружение только береговых батарей составляли более 200 орудий калибра 120-280 мм [9 ].


   В годы первой мировой войны крепость лишилась своего пехотного гарнизона и части тяжелого вооружения, отправленных на Западный фронт. Во время гражданской войны она многократно переходила из рук в руки, однако штаб крепости функционировал исправно, имущество и техника на фортах охранялись и лишь в 1923 г. по условиям соглашения с Японией крепость упразднили [10].


   С крепостью связаны биографии многих известных военных деятелей России. Так, после русско-японской войны во Владивостоке служила целая плеяда героев обороны Порт-Артура - генералы В.А.Ирман, Н.А.Третьяков, В.Ф.Белый и И.А.Тахателов, полковник Р.Ф.Зейц и другие. На Русском острове служил генерал Л.Г.Корнилов, специалист по этнографии и географии центральной Азии, Верховный главнокомандующий русской армии в 1917 г. и один из основателей белого движения. С крепостью связаны биографии известного русского военного летчика Петра Нестерова, знаменитого исследователя Дальнего Востока В.К.Арссньева и многих других.


   Рассмотрим более подробно устройство наиболее характерных сооружений Владивостокской крепости. Ближнюю оборону морских подступов к Владивостоку обеспечивала система береговых батарей, построенных в его ближних окрестностях к 1904 г. Наиболее доступной для осмотра береговой батареей является бывшая Безымянная, расположенная вблизи Семеновского ковша (Спортивной гавани). Это одно из самых старых оборонительных сооружений крепости. Еще в начале 80-х годов прошлого столетия здесь была возведена военным инженером капитаном В.П.Широковым дерево-земляная батарея для защиты города со стороны Амурского залива [3, ф.349, оп.8, док.1582]. Впоследствии батарея неоднократно перестраивалась, и в 1900 г. военный инженер капитан Якубовский перестроил ее в бетонном варианте [3, ф.349, оп.8, док.1893 ]. Батарея была вооружена девятью девятидюймовыми пушками образца 1867 г. и четырьмя 57-миллиметровыми скорострельными пушками Норденфельда для противодесантной обороны, установленными по флангам батареи. Орудия главного калибра устанавливались на массивных бетонных основаниях в специальных орудийных двориках. С фронта орудийные дворики прикрывались бетонным бруствером, в котором были устроены специальные ниши для хранения расходного комплекта снарядов. Дворики разделены казематированными траверсами. В одних траверсах устроены хранилища снарядов и убежища для личного состава, в других, прикрытых специальными защитными тамбурами-сквозниками, - хранилища для зарядов. В советское время батарея была частично разрушена, с 1989 г. Приморское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры проводит реставрацию и реконструкцию батареи для музейных целей.


   С акватории Золотого Рога хорошо видна Тигровая гора, с которой стреляет полуденная пушка. На вершине горы в 90-е годы прошлого столетия была оборудована Тигровая батарея на десять 9-дюймовых мортир образца 1867 г. [3, ф.349, оп.8, док.1795]. Эта батарея могла забрасывать бомбами по навесной траектории как бухту Золотой Рог, так и прибрежье Амурского залива. На противоположной стороне бухты на п-ове Голдобина расположен покрытый зарослями холм - Монастырская гора, где размещено Морское кладбище. На вершине горы располагалась 9-дюймовая мортирная Уссурийская батарея, которая могла держать под обстрелом прибрежную полосу Уссурийского залива. На этих батареях сохранились бетонные пороховые погреба и бетонированные орудийные дворики. Батареи Иннокентьевская и Саперная на п-ове Шкота до настоящего времени не сохранились, поскольку на их месте возведены корпуса Морской академии. На мысе Голдобина располагались Голдобинские мортирная и пушечная батареи. Именно здесь в 1889 г. впервые во Владивостоке был поднят флаг морских крепостей России - корабельный гюйс, называемый кейзер-флагом. К сожалению, эти батареи не сохранились. Неподалеку от выхода в Амурский залив на плоской вершине Токаревской сопки хорошо заметны земляные брустверы и бетонные погреба Токаревской батареи. Ее 11-дюймовые мортиры надежно запирали вход в прол. Босфор Восточный. Однако в ее ближайшем соседстве проведены большие планировочные работы под коттеджную застройку и вид на батарею довольно непригляден. На Русском острове на мысе Ларионова хорошо видны из бухты Новик бетонные казематы 6-дюймовой батареи "Ларионовская на пике". Со стороны Амурского залива на склоне выделяется бетонный дальномсрный павильон, прикрытый грибообразной металлической крышкой. Такой же павильон виден и на соседнем мысу, где размещается Ларионовская южная батарея. Эта земляная батарея, вооруженная ранее 8-дюймовыми пушками образца 1867 г., имеет лишь бетонные ниши для снарядов и два бетонных блока для 57-миллиметровых пушек, построенных гораздо позже основной батареи. Такие ниши, возведенные в 1894 г., по-видимому, являются одними из наиболее старых сохранившихся бетонных конструкций во Владивостоке. Подобного типа батарея расположена возле южной опоры энергомоста, однако ее не видно с моря.. На Ларионовском пике хорошо видны два уступа. Это позиции устроенной аналогично Ларионовской уступной батареи, прекратившей свое существование после возведения бетонных конструкций на пике. Со стороны бухты Новик и со стороны прол. Босфор Восточный под батареей на пике у уреза воды можно обнаружить два солидных бетонных убежища. Это противодесантные полукапониры для выкатной артиллерии на две 3-дюймовые полевые пушки каждый, возведенные в 1915г. [3, ф.802, on.2, док.975]. При подходе неприятельского десанта к берегу пушки выкатывали из убежища на прямую наводку, а в случае обстрела со стороны вражеских кораблей закатывали обратно. 23 таких капонира оборудованы как по побережью Русского острова, так и на п-ове Муравьева-Амурского на берегу Амурского и Уссурийского заливов. На вершине горы Русских - самой высокой точке Русского острова - хорошо заметны валы и рвы форта Русских, где помимо пехотных позиций и убежищ была оборудована береговая батарея для забрасывания бухт и долин острова бомбами. У выхода из прол. Босфор-Восточный в Уссурийский залив обращают на себя внимание хорошо заметные казематы и бруствер Новосильцевской батареи на шесть 6-дюймовых пушек Канэна мысе Новосильского, небольшой земляной холм, возвышающийся неподалеку, - форт Поспелова, а также бруствер Назимовской батареи на одноименном полуострове, отграничивающем бухту Улисс. Назимовская пушечная батарея на шесть 11-дюймовых береговых пушек образца 1867 г., а также расположенные неподалеку Петропавловская мортирная батарея на десять 9-дюймовых мортир обр. 1867 г. и пушечная батарея на шесть 9-дюймовых пушек до русско-японской войны составляли основу морской обороны на этом направлении. Однако после возведения батарей на мысе Басаргина и других по побережью Уссурийского залива и на Русском острове они утратили боевое значение.


   После 1910 г. были возведены несколько батарей более совершенной конструкции с подземными хранилищами боеприпасов и подземными потернами-убежищами на дальних подступах к входу в порт, а именно три батареи для 10-дюймовых пушек на Русском острове и две батареи для 11-дюймовых мортир в районе бухты Горностай. К сожалению, остались недостроенными башенные 12-дюймовые батареи - одна вблизи Тихой бухты, а другая на Русском острове, а их материальная часть была передана в Морскую крепость Петра Великого (Ревель) в ходе Первой мировой войны.


   О сухопутных укреплениях проекта 1899 г. могут дать представление укрепление № 1 на Саперной горке в районе улицы Днепровской и Саперный редут № 4 на южной стороне долины Первой речки вблизи улицы Нейбута. Эти укрепления представляют особый интерес тем, что они, как, впрочем, и береговые батареи, аналогичны фортификационным сооружениям крепости Порт-Артур. Укрепление № 1, опоясанное земляным валом и прикрытое рвом, имеет в плане треугольную форму. Ров, со стороны наиболее вероятного направления атаки, продольно обстреливается из специальной казематированной постройки - кофра - пушечным огнем, причем фрагменты пушек, вмурованных в стенки кофра во время русско-японской войны, сохранились до настоящего времени. Кофр соединяется с внутренним двориком укрепления длинным подземным ходом - потерной, к выходу из которой пристроен каземат-убежище для дежурного взвода. Головная часть кофра прикрыта треугольным рвом - равелином, который может обстреливаться ружейным огнем с валов укрепления. Во внутреннем дворике также оборудована казарма на роту пехоты и небольшое убежище для выкатной артиллерии в виде арочного прохода. Тыльные рвы простреливаются со специальной земляной площадки - открытого капонира. Саперный редут № 4 устроен аналогичным образом, только имеет несколько более простое начертание рвов. Обращает на себя внимание малое количество казематированных и подземных помещений, недостаточная толщина бетонных покрытий (всего лишь три фута, т.е. 0,9 м), способных выдержать только обстрел из 6-дюймовых орудий подвижной корпусной артиллерии. Все эти недостатки, за которые в Порт-Артуре пришлось заплатить большой кровью, были вызваны экономическими причинами и недооценкой мощи артиллерии вероятного противника - Японии - со стороны руководителей военного министерства.


   Форты проекта 1910г., хотя В основе их проектов лежит общее типовое решение "форт Величко", весьма своеобразны и существенно отличаются друг от друга [11]. Например, форт № 2, расположенный на горе Варгина, занимает по площади территорию, сопоставимую с Петропавловской крепостью в Санкт-Петербурге, длина его разного рода подземных и закрытых сообщений составляет более 3,5 погонных километров, а эхо в потернах слышно в течение нескольких десятков секунд. Форт № 3 на горе Попова также имеет весьма разветвленную систему подземных коммуникаций, в том числе скрытый выход в тыл. Его сооружения расчленены и контролируют очень большую территорию и не имеют аналогов среди современных ему сооружений зарубежных крепостей. Форт № 4 (см. фото) обладает классической для русских фортов трапециевидной формой, а его двойной кофр с "многобашенным" фасадом и ступенчатые обратные скаты стрелкового бетонного бруствера очень выразительны архитектурно. Необычен по своему местоположению форт № 5. Очень своеобразен хорошо вписанный в крутые скаты горы Седанка форт № 6, имеющий обширные тоннельные казармы и также разветвленную систему подземных коммуникаций, в том числе тыльный выход.


   Приведем в качестве примера устройство форта № 7, как наименее крупного и простого по устройству. Форт № 7 обеспечивал фланг сухопутной оборонительной линии со стороны Амурского залива. Он расположен на горе Торопова неподалеку от участка выездной автомобильной трассы у троллейбусной остановки "Академическая". Его бетонные брустверы, потерявшие маскировочную окраску, хорошо видны как со стороны автодороги, так и с платформы пригородных электропоездов "Чайка". С фронта вероятной атаки, т.е. со стороны Амурского залива, форт прикрывает углообразный ров, глубина которого составляет не менее 10 м. В углу рва оборудован двойной кофр для восьми скорострельных 57-миллиметровых пушек. Кофр двухэтажный, причем его верхний этаж использовался как боевой, а нижний служил убежищем для артиллеристов, а также для хранения минного и артиллерийского имущества. Чтобы исключить возможность подкопа и подрыва неприятелем кофра с помощью подземно-минных работ, как это, например, неоднократно бывало в Порт-Артуре, из нижнего этажа кофра выведены в сторону неприятеля веером три контрминные галереи с нише-коридорами для закладывания контрмин. Вражеские минные работы могли уничтожаться посредством их подрыва. Кофр соединен потерной с убежишем дежурной части под бруствером форта. Бруствер, на котором располагались стрелки и куда выкатывали противоштурмовую артиллерию, выполнен из бетона. На нем имеются индивидуальные подбрустверные ниши-укрытия для стрелков, бронеколпаки для часовых, площадки для артиллерии - барбеты. Обратный скат бруствера ступенчатый, в его толще размещено в виде сплошной подбрустверной галереи убежище дежурной части, потолок которого усилен металлическим противооткольным покрытием из гнутых швеллеров. Убежище имеет многочисленные выходы, устроенные в виде коленчатых сквозняков. Подбрустверная галерея соединена тремя потернами с тоннельной казармой глубокого заложения. Из казармы имеются три казематированных выхода в тыльную часть форта. 3дссь были оборудованы кухня, пекарня и электростанция. Водоснабжение осуществлялось из артезианской скважины, предусматривалась принудительная вентиляция боевых артиллерийских казематов от пороховых газов. С тыла форт прикрыт земляным валом, системой окопов и проволочным заграждением. Как мы уже упоминали, бетонные конструкции таких фортов выдерживали до трех попаданий 11-дюймовых бомб в одну точку или одного 420-миллиметрового снаряда. Неподалеку от форта на улице Лесной сохранился городок его строителей - временные щитовые казармы для сезонных рабочих, выписываемых из Европейской России, и дома для технического персонала. Эти "времянки", весьма выразительные архитектурно, исправно служат без какого-либо серьезного ремонта уже более восьмидесяти лет.


   Орудиям Владивостокской крепости за всю ее историю не довелось сделать ни одного выстрела по врагу. Однако, как писал крупный отечественный военно-морской теоретик Н.Л.Кладо, "Приморская крепость, которой за всю войну не придется сделать ни одного выстрела, из-за того что неприятель будет считать для себя невыгодным вступить с ней в состязание, наилучшим образом исполнит свою задачу" [12].


   КАЛИНИН Владимир Иванович - кандидат химических наук (Тихоокеанский институт биоорганической химии ДВО РАН, Владивосток),


   АЮШИН Николай Буддаевич - кандидат биологических наук (Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток).



   ЛИТЕРАТУРА


   1. Унтербергер П.Ф. Очерк Приморской области 1856-1898 гг. СПб.. 1900.


   2. Приказ по Владивостокской крепости и 4~му Сибирскому армейскому корпусу 24 июля 1912 г. № 271 // Приказы по Владивостокской крепости. ГАПК, науч.-справ. биб-ка.


   3. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА).


   4. Яковлев В.В., Шмаков Н.И. Долговременные фортификационные формы к началу и во время империалистической войны 1914-1918 гг. М.: Воен.-инж. акад. РККА, 1936.


   5. Русско-японская война 1904-1905 гг. Т. 9. СПб.: Ген. штаб, 1910.


   6. Владивосток: Сб. историч. док. Владивосток: Прим. кн. изд-во, 1960. С.72.


   7. Временная инструкция для устройства казематированных крепостных сооружений: Утв. Техн. комитетом ГВТУ 22 янв. 1914г. СПб. ,1914.


   8. Шварц A.В., фон. Влияние данных борьбы за Порт-Артур на устройство сухопутных крепостей. СПб, 1910.


   9. Яковлев В.В. Устройство крепостей в начале ХХ-го столетия; участие их в мировой войне и современное положение вопроса о них. Л.: Изд-во Воен.-инж. акад. РККА, 1925. (Фортификация; Вып.III).


   10. Ефимов Г.В., Дубанский Л.М. Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн.2. М.: Наука, 1973. 294с.


   11. Яковлев Д. Д. История крепостей. Эволюция долговременной фортификации. СПб.: Полигон, 1995.310с,


   12. Кладо Н.Л. О приморских крепостях с точки зрения флота. Спб., 1910// Цит. по: Раздолгин А.А., Скориков Ю.А. Кронштадтская крепость. Л.: Стройиздат, 1988. 420 с. С.221.



Вверх Вверх



Статьи, публикации - Крепость Владивосток

 

1. ИССЛЕДОВАНИЕ ОБРАЗЦА БЕТОНА, ПРИМЕНЯВШЕГОСЯ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА. (Наталья В. Макарова, Алексей А. Сиренко, Константин Г. Кравченко)
2. СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ ВЫСОТА ПОЛКОВНИКА ТОРОПОВА (Оксана БОРКОВА, фото из семейного архива И. Мандель)
3. ПОЛУДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ФОРТЫ Н.А. БУЙНИЦКОГО в крепости Владивосток (В. И. Калинин, С. А. Воробьев, Н. Б. Аюшин)
4. МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ВЛАДИВОСТОК (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин)
5. ИСТОРИЯ возникновения и создания Владивостокской крепости (О. Боркова)
6. ФОРТ № 2 крепости Владивосток (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин, С. Воробьев)
7. СКАЗАНИЕ О СТАРОЙ КРЕПОСТИ (Николай ЛИТКОВЕЦ)
8.  ВОРОШИЛОВСКАЯ БАТАРЕЯ(Тамара КАЛИБЕРОВА)
9. Основные ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ТЕРМИНЫ
10. "ВЛАДИВОСТОКСКАЯ КРЕПОСТЬ В ГОРОДСКОЙ ЗАСТРОЙКЕ" (Кравченко К.Г., Сиренко А.А.)
 
11. Генерал-майор А.П. Шошин
12. Начальник инженеров флота К.А. Розе
13. Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер
14. Инженер-полковник П.П. Унтербергер
15. Генерал-майор В.И. Жигалковский
16. Генерал В.А. Ирман
17. Генерал-лейтенант А.П. Будберг
18. Полковник В.А. Свиньин
19. Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас
 
20. УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РФ об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия Федерального значения



MADE IN RUSSIA

DESIGN BY KIRILL BURAVLEV