www.fortress.bosfor.ru
RUSSIA, VLADIVOSTOK
www.fortress.bosfor.ru
САЙТ О ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ, А ТАК ЖЕ ОБ ОТНОСИТЕЛЬНО СОВРЕМЕННЫХ СООРУЖЕНИЯХ ИЗ БЕТОНА

   Главная    ДВ ФОРТ-ФОРУМ    Крепость Владивосток    Фотогалерея    Ссылки   

Полезное

 

Обзор УКРЕПЛЕНИЙ

Основные фортификационные ТЕРМИНЫ

 

Планы фортов

 

 * 

План Форта №2

 * 

План Форта №3

 * 

План Форта №4

 * 

План Форта №5

 * 

План Форта №6

 * 

План Форта №7

 * 

План Форта №9

 * 

План Форта №11

 * 

План Форта №12

 * 

Муравьева-Амурского

 * 

Форт Поспелова

 * 

Форт Русских

 * 

Форт Суворова

 * 

План Укрепления №1

 * 

План Укрепления №2

 * 

ОП Литер Ж

 

Карты

 

 * 

Крепость Владивосток ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН 1916 год:
 - КАРТА №1 (~360 Кб)
 - КАРТА №2 (~1.3 Мб)

 * 

Укрепления по состо-янию на 1887 год

 

Биографии

 

Генерал-майор А.П. Шошин

Начальник инженеров флота К.А. Розе

Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер

Инженер-полковник П.П. Унтербергер

Генерал-майор В.И. Жигалковский

Генерал В.А. Ирман

Генерал-лейтенант А.П. Будберг

Полковник В.А. Свиньин

 

Воспоминания

 

Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас

 

Подписаться на рассылку

 

>> Отписаться          

Будем искать?

 


Статистика

 

Посетителей - 00020971

 

Rambler's Top100

Rambler's Top100

Яндекс цитирования

website monitoring service

 

© 2000 - 2015,
www.fortress.bosfor.ru
ГЕНЕРАЛ-МАЙОР АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ ШОШИН


Владимир Калинин, Николай Аюшин


   Чтобы правильно понять и оценить роль фортификации в истории земель польских, а также определить тенденции ее эволюционного развития на этих землях, нужно обязательно сравнивать фортификационные сооружения, находящиеся в Польше, с фортификационными объектами, построенными инженерами школ, работавших на территории Польши, в других странах. В этой связи уместно также рассмотреть биографии наиболее выдающихся представителей этих инженерных школ, поскольку фортификацию творили живые люди. В настоящей статье мы представляем биографию одного из выдающихся русских военных инженеров, оставивших большое фортификационное наследие в Польше и на Дальнем Востоке России, генерал-майора А. П. Шошина.


А.П. Шошин
   Алексей Петрович Шошин, родившийся 31 августа 1861 г. в г. Костроме, происходил из мещан. В 1880 г. он закончил здесь реальное училище. В 1883 г. он с отличием закончил военно-топографическое училище, а в 1889 г. Николаевскую инженерную академию в Санкт-Петербурге. По окончании академии А. П. Шошин более двадцати лет служил в крепостях Варшавского военного округа1.


   Он участвовал в проектировании и строительстве фортов крепости Новогеоргиевск, (современное название Модлин), был строителем Ломжинских укреплений, составил ряд интересных проектов переправ, оборонительных позиций и гидротехнических сооружений. Самым крупным и самостоятельным делом А. П. Шошина в польский период его творческой деятельности является создание им долговременной предмостной позиции в Ломже.


   Крепость Ломжа защищала одну из важнейших переправ через реку Нарев на пути к стратегически важному Белостоцкому железнодорожному узлу. В 90-х годах XIX века здесь построили предмостную позицию временного характера, для чего силами саперов возвели несколько земляных редутов с деревянными блиндажами. В 1901 году было решено построить на правом берегу Нарева центральную ограду, удаленную от переправы на 1,5 км в виде гласисообразного вала и треугольного рва треугольной профили с тремя опорными пунктами. Опорные пункты было решено расчитывать на устойчивость против бомбардировки 203-мм снарядами, соответственно несколько уменьшив толщину бетонных покрытий относительно принятой для долговременных фортов того времени. Во вторую очередь предполагалось построить пять долговременных фортов, удаленных от переправы на четыре километра и двух фортов на левом берегу Нарева. Фортификационные сооружения второй очереди так и не были построены.


   С 1902 года началось строительство Ломжинских укреплений, которое возглавил полковник А. П. Шошин2. В качестве опорных пунктов ограды (А, Б и В) Шошин мог использовать или типовой форт Величко 1897 года, уменьшив количество подземных сообщений и казематированных сооружений, а также толщину бетонных сводов и стен или, наоборот, воспользоваться типовым решением полудолговременного форта Буйницкого 1898 или 1901 года, несколько увеличив толщину бетонных покрытий. Однако Шошин пошел нестандартным путем. Предмостное укрепление у Ломжи строилось на моренной возвышенности, господствовавшей над окружающей территорией. Поэтому Шошин, одним из первых в российской инженерной практике, полностью подчинил конфигурацию опорных пунктов рельефу местности, фактически не используя при этом каких-либо типовых решений. Опорные пункты имели несимметричное начертание, их лобовые и боковые рвы фланкировались из одиночного и двойного кофра, соединенных между собой контрэскарпной галереей. Одиночный кофр сообщался также потерной с казематом дежурной части, расположенным под главным валом. Этот каземат мог использоваться и как убежище противоштурмовых орудий. В главный вал также был врезан еще один такой отдельный каземат. К расположенной в горже казарме пристраивался горжевой капонир. Чтобы максимально уменьшить вероятность поражения артиллеристов, обслуживавших пушки в кофрах, осколками снарядов, проникающих в их боевые казематы через абразуры Шошин предельно уменьшил размеры амбразур и сделал их круглыми. Кроме того, он заблаговременно построил начальные участки контрминных галерей, защищавших кофры от возможности подземно-минной атаки. Для усиления препятствий против штурма Шошин установил во рвах опорных пунктов и во рву ограды двухрядную металлическую решетку, конструкцию которой он также разработал сам. В целом, опорные пункты и связывающие их участки ограды представляли собой мощную укрепленную группу, представлявшую собой весьма сильное и оргинальное укрепление "горного" типа, то есть узел сопротивления, в максимальной степени примененный к холмистой местности3. Строительство Ломжинских укреплений вывело Шошина в число наиболее известных русских военных инженеров. В 1908 г. он становится членом Главного крепостного комитета военного министерства и участвует в разработке планов по усилению и модернизации крепостей Европейской России с учетом данных борьбы за Порт-Артур. Из всех инженеров, не бывших на фронтах русско-японской войны, только Шошин, как писал впоследствии участник обороны Порт-Артура, известный русский военный инженер А. В. фон-Шварц, придавал особое значение укрытию стрелков на валах от действия неприятельского артиллерийского огня и призывал устраивать для стрелков бетонированные позиции4. Это мнение Шошина было учтено в проектах всех типовых русских фортов, разрабатывавшихся в то время.


   С октября 1908 г. по декабрь 1909 г. полковник А. П. Шошин участвует в выработке проектов усиления крепостей Новогеоргиевск, Брест-Литовск, Гродно, Варшава, Зегрж и Осовец5. Однако в декабре 1909 г. военный министр генерал от кавалерии В. А. Сухомлинов приказал, согласно разработанному под его руководством новому мобилизационному плану (т. н. 19-е расписание), упразднить, в связи с изменением района сосредоточения войск, четыре крепости Привислянского края - Варшаву, Новогеоргиевск, Ивангород и Зегрж. А. П. Шошин вместе с другим членом Главного крепостного комитета полковником А. В. фон-Шварцем выразили решительный протест против этого решения, в значительной степени ослаблявшего обороноспособность России и сводившего на нет более чем пятидесятилетние труды по инженерному оборудованию Передового театра военных действий. Протест возымел определенное действие - Новогеоргиевск, наоборот, решили усилить, укрепления Ивангорода и Зегржа оставили в прежнем виде и забросили, однако форты самой мощной крепости - Варшавской были частично подорваны. Неслыханное нарушение военной субординации не прошло даром для протестующих - их обоих вывели из состава Крепостного комитета6. А. В. фон-Шварц стал преподавателем Николаевской инженерной академии, а А. П. Шошину предложили занять должность помощника Строителя Владивостокской крепости по работам на полуострове Муравьева-Амурского. Шошину пришлось согласиться с этим предложением, хотя, как вспоминал он впоследствии, "...оно во всех отношениях было невыгодно и тяжело для семьи". Ему не дали даже заехать за семьей в Ломжу и прямо из Петербурга отправили во Владивосток, куда он и попал 23 марта 1910 г. Семья приехала только к 23 июня.


   Во Владивостоке в то время разворачивались грандиозные работы по полному переустройству крепости. Главным руководителем работ по усилению Владивостокской крепости был назначен сам Главный начальник инженеров инженер-генерал А. П. Вернандер, бывший в 80-е годы XIX столетия строителем левобережных фортов Варшавы, а начальником инженеров и строителем крепости стал военный инженер генерал-майор В. А. Кухарский, переведенный из Кронштадта. Предполагалось построить 11 новых мощных фортов, несколько десятков береговых батарей и противодесантных береговых капониров, промежуточные опорные пункты, пороховые погреба и другие объекты инфраструктуры7. Работы проводились на сильно пересеченной горной местности, что давало огромный простор для творческой мысли инженеров-проектировщиков, поскольку пользоваться здесь какими-либо теоретическими шаблонами и типовыми решениями было совершенно невозможно. При участии А. П. Шошина во Владивостоке были созданы максимально примененные к местности так называемые расчлененные форты, многие из которых не имели аналогов в практике мировой фортификации того времени. Шошину также удалось добиться применения во всех новых владивостокских фортах конструктивных решений, обеспечивающих более надежную защиту стрелков и артиллеристов от поражения шрапнельным огнем и осколками снарядов - крулых амбразур минимального размера в кофрах и индивидуальных подбрустверных ниш-укрытий на бетонных линиях огня. В других русских крепостях, строившихся примерно в тот же период, таких усовершенствований сделано не было. Владивосток был первой из руских крепостей, столь кардинально перестраивавшихся с учетом опыта русско-японской войны. Аналогичные работы в крепостях в европейской части Российской империи начались по ряду причин с опозданием на два - три года.


   Фактически А. П. Шошину пришлось возглавить все работы по переустройству Владивостокской крепости самому, хотя он вначале и не обладал никакими официальными полномочиями. Он выступил инициатором использования на фортах всех возможных строительно-технических новинок того времени - механических перфораторов (пневматических отбойных молотков), электрических бетономешалок, подвесных канатных дорог и т. д., что позволило довести работы во Владивостокской крепости до самой высокой степени законченности оборонительных сооружений, относительно всех остальных русских крепостей. В ноябре 1911 года он был произведен в генерал-майоры и назначен Строителем Владивостокских укреплений и Начальником инженеров Владивостокской крепости8. Отдаваясь целиком работе по постройке новых фортов Шошин также придавал огромное значение внешнему виду возводимых сооружений. Уже официально возглавив все строительство он издал в мае 1913 года следующий приказ по Временному управлению Строителя Владивостокской крепости: "...1. Все без исключения сооружения, кроме прочности и устойчивости должны быть безупречно выполнены и с внешней стороны. 2. Отсутствие тщательности работ в этом отношении, грубый и некрасивый вид постройки характеризует недостаточное внимание и любовь строителя к своим произведениям, а на постороннего наблюдателя производит впечатление небрежности. Все до последних мелочей должно быть сделано аккуратно, правильно и чисто. Все линии постройки, углы, ребра, линии пересечения сводов, плоскости, поверхности и прочее должны быть геометрически совершенно правильны, отвесные линии действительно отвесные, а горизонтальные действительно горизонтальные...9"


   Приведем здесь фрагменты из его личных записок, хранящихся в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге и касающиеся работ по усилению Владивостокской крепости10.


   "Организация работ по всей крепости выпала вся на мою долю, писал Шошин в своих личных записках, а равно и участие в составлении проектов. Главным руководителем оказался Вернандер, который до 15 октября успел утвердить проекты 11 фортов и двух береговых батарей (моих проектов 7 фортов и 2 батареи). Начаты работы, но дело плохо организуется... Выписать рабочих из России до 3000 человек удалось, хотя пришлось выдержать борьбу против применения арестантского труда и призыва подрядчиков. К счастью, то и другое оказалось неудачно, провалив оба проекта. Как всегда, организация работ шла вначале трудно и медленно, что особенно волновало генерала Вернандера. При нерешительности Кухарского приходилось руководить всеми делами, что при зависимом положении было крайне тяжело. Проводя лично почти все важные вопросы в Распорядительном Комитете и давая советы Кухарскому для доводов Вернандеру, оставалось мало времени для организации работ, а потому не успевал, напрягая свои силы насколько хватало организма:...


   Неприятно такое зависимое положение - однако дело интересное и в конце концов, несмотря на зависимое положение, меня уже начали слушаться. Удалось организовать механическое производство работ с помощью электромоторов для бетонных заводов, камнедробилок, водоснабжения, провести устройство подвижных канатных дорог, а также устроить механическую мастерскую.


   ...При сырой квартире, простудившись после ночной работы первого бетона, ехал ночью мокрый домой и заснул в экипаже, заболел ревматизмом или артритом (до сих пор не знаю). Проработав больной целый месяц, 19 августа 1911 г. в день отъезда Вернандера свалился, пролежал в постели более месяца и не поправился совсем, но уже к концу года мог работать, хотя и с трудом ходил. Вообще год очень тяжелый.


   Однако, организация работ оказалась задуманной правильно и выполнена удовлетворительно. Бетона до сентября и октября только за два месяца сделано 3120 куб. саженей, что для начала надо считать хорошим успехом. По земляным работам недоделано от плана работ очень немного и работы обошлись недорого - для первого года и первого опыта привоза рабочих из России.


   В общем форты полуострова были к концу года обороноспособны и могли в безопасности принять свои гарнизоны. При отъезде генерал Вернандер помирился со мною. При переходе Кухарского помощником начальника инженеров Петербургского военного округа, 22 ноября я был произведен в генерал-майоры с назначением Строителем и Начальником Инженеров крепости. В виду оконченной почти организации работ убедил Вернандера в необходимости ассигнования 8 миллионов рублей, а не 5. Он обещал подтвердить это ассигнование телеграммою. Поэтому я настоял на выписке 7,5 тысяч землекопов.


   Назначение строителем выводило из тяжелого зависимого положения, к которому я не привык, хотя и приходилось почти одному вести все дело, но при необходимости считаться с начальством нужно было действовать исключительно силой убеждения и тратить напрасно много сил. После назначения стало гораздо в этом отношении легче. С другой стороны, поскольку я организовал лично всю техническую часть работы и принял участие в составлении проектов, мне уже не оставляло особого труда общее управление делами. Теперь зная всякую мелочь на работах, мог уже легко руководить делами. В этом отношении генерал Кухарский был полезен, взяв на себя дела по управлению в тяжелый организационный год. Понятна нервозность генерала Вернандера, который понимал свою ответственность в случае неудачи организации работ за 9000 верст от центра при совершенно новых условиях и первого опыта применения на Дальнем Востоке русского труда с выпискою рабочих из России, введения механических приспособлений для бетонных работ, устройства канатных дорог и пр. Недоверие ко мне при задержках в организации работ, неизбежные всегда неудачи при применении машин, задержка в постройке канатной дороги, недовольство военного министра (было весной 1911 г.) малыми усилиями работ - все это нервировало генерала Вернандера. Так как нравственно я был всему ответчиком, то со всех сторон (Распорядительный комитет, Вернандер и др.) посыпались выражения неудовольствия. Только когда было тошно, стали говорить, как всегда, что иначе значит работать на удачу.


   В 1912 г. выписано 7,5 тысяч рабочих, а с мастеровыми и инженерными набралось до 12 тысяч человек. Между тем было получено тревожное известие, что ассигновано не 8, а 5 миллионов. В конце апреля, когда начали прибывать рабочие, получено телеграммой подтверждение, что будет ассигновано только 5 миллионов. Это был непоправимый удар всему делу и всей моей организации, обездоливая массу рабочих. Взял отпуск и поехал в Питер хлопотать. В распорядительной комиссии новая паника, мое нравственное состояние очень тяжелое. Однако дорогой (попал в экспресс - почти первый раз в жизни в первый класс и за свой счет) получил из газеты сведения о назначении генерала Вернандера помощником военного министра, несколько успокоился и старался меньше думать о неизбежности катастрофы.


   Однако газеты принесли известие, что государственные расходы утверждены, а поэтому на увеличение ассигнований надеятся не приходилось. В Петербург прибыл в ночь на 15 мая. Утром побывал в Управлении Генерала-инспектора, где узнал, что к моей поездке относится генерал Вернандер одобрительно и изыскивает способы об увеличения ассигнований на 3 миллиона. Начальник Главного Инженерного управления генерал Александров встретил выговором, назвал приезд легкомыслием и не захотел слушать доводы. 18 мая был принят военным министром и помощником его генералом Вернандером. Оба приняли радушно, обещали хлопотать и тут же была послана бумага министру финансов с позаимствованием 3 миллионов из артиллерийской сметы (в Государственной Думе был запрос о том, что 120 миллионов не были израсходованы Главным Артиллерийским управлением). В Департаменте Государственного Казначейства удалось продвинуть решение этого дела через директора департамента Куршинского. Вместе с тем убедил генерала Вернандера на будущее время хотя бы на три года назначать ассигнование впереди, чтобы не подвергать дело такому риску, как в этом году. Удалось работы первой очереди включить в 1913, 1914 и 1915 г., а не растягивать на 6 лет. Составили план работ на эти три года, переработав план работ 1912 года. Успел выхлопотать через Министерство Торговли и Промышленности право покупать на местном рынке иностранные материалы на сумму до 310 тысяч рублей в год. 31 мая получено известие о доассигновании 3 миллионов заимообразно из Артиллерийской сметы и утвержден план работ 1912 г. на 8 миллионов. Удалось выехать только 5 июня. Отпуск посчитали командировкой, выдали прогоны 2481 руб. 92 коп. Таким образом поездка мне ничего не стоила, но и сказалось сбережение до 1500 рублей. Удалось побывать у доктора Правницкого. Вообще болезнь от перемены ли места, или от лечения уменьшилась. Одним словом попытка оказалось удачной, дело было спасено и я уехал не только с ассигнованиями на 1912 г., но и с назначением ассигнований на три года вперед.


   Работы развернулись хорошо. Организация работ оказалась правильною. Канатная дорога превзошла ожидания своей продуктивностью и экономичностью в доставке грузов. Начатые скальные работы уже к 1 сентября превзошли ожидания. Планы работ 1910, 1911, 1912 гг. не только были выполнены, но сделано свыше на 40 %. Бетонные работы того же 1912 года были бы выполнены, если бы во время моего отсутствия во время паники Распорядительная Комиссия не уменьшила заказ цемента на 50 тысяч бочек. Хотя по приезде я настаивал на восстановлении заказа, но было уже поздно и вероятно не будет доделано до 3500 куб. саженей бетона. Однако это уже дело второстепенное, формы уже сняты, а орудия береговых батарей уже могут быть поставлены на основания.


   На 31 декабря успех работ земляных оказался более предположенного на 45 тысяч куб. саженей, что составляет 60 % плана работ 1913 г. На 1913 г. осталось всего 30 тыс. куб. саженей. Бетонных не додано как и предполагал 3500 куб. саженей, из-за цемента, от заказа которого отказались во время моей командировки:...


   Помощника моего полковника Голицына произвели в генералы и направили в Батум (Михайловскую крепость), нового назначения нет... Все же этот год несколько легче 1911 г., но болезнь еще не прошла, а волнения и хлопоты по ассигнованию 3 миллионов стоили тоже порядочно для организма в связи с неприятностями опять от военного министра, надворного советника Соколова и начальника штаба генерала Будберга. К счастью Соколов переведен в Брест и назначен новый статский советник Крылов, который воспитан в Николаевском инженерном училище и не подходит на карьериста и искателя, каким был Соколов. Распорядительная комиссия преобразована в Распорядительный комитет в котором увеличиваются права Строителя и Председателя. Совершенно отошел из власти округа. Права начальника инженеров округа перешли ко мне - будет ли лучше покажет время...


   В 1913 г. работы прошли в общем благоприятно. Рабочих выписано 3300 человек. Все работы по планам выполнены полностью и в счет 1914 г. произведено на 2,5 млн. рублей главным образом бетонных работ, коих сделали 14000 куб. и тоннельных. Ассигнования однако поступали с задержками неправильно и были для меня причиной сильных волнений и беспокойств. В сентябре снова простудился в управлении и в квартире в сырой комнате и ревматизм снова усилился.


   Хотя болею на ногах, но движения рук и ног настолько плохи, что пешком ходить не могу. Болезнь затянулась на четыре месяца и неизвестно, когда снова пойдет на убыль. К сожалению, все средства перепробовал и ничено не помогло. Конечно на болезнь влияло нервное напряжение июля и августа и перегружение организма работою. Смена помощников потребовала моего личного труда вследствие незнакомства новых лиц с делом.


   Надо принять серьезные меры, чтобы не остаться калекою. Общее настроение вследствие болезни очень тяжелое, чувствуется, что не все можешь делать, что должно.


   Комендант крепости генерал Нищенков на объезде работ со мною 18 апреля на Пасху на форте N 2 вывалился из автомобиля с дочерью и младшим сыном, последний на месте скончался; комендант и дочь остались живы, но первый получил рану на голове, дочь сильно разбилась. К счастью она выздоровела, но все это принудило генерала Нищенкова перевестись в Россию. Я счастливо избежал опасности, проехав ранеее по тому же месту на первом автомобиле со старшим сыном коменданта. Новый комендант с 1-го сентября генерал-лейтенант Саввич - бывший начальник штаба Округа. Вообще перемена начальствующего состава способствовала успеху дела, так как генерал Нищенков был совершенно незнаком с крепостным делом и по своей нервозности не давал развития делу... Год вообще был очень тяжелый.


   31 декабря 1913 г. обнаружена растрата чиновником Панченко, кассиром управления инженерного строительства, крупной суммы 90 тыс. рублей, хотя комиссия, проверившая кассу, нашла несходку данных между Контролем и Управлением строительства по авансу Начальника хозяйственного отдела.


   2 января 1914 г. после повторения задания Контроля и Управления оказалось, что действительно растрата чиновником Панченко произведена, поэтому он заключен под арест, а дело передано военному следователю. Этим закончился злополучный 1913 г.


   22 января 1914 г. выехал в Петроград и для окончания дел по Ломжинским укреплениям. Во время командировкимною проведено утвержденных генералом Вернандером проектов по Владивостоку до 200 листов. Удалось выхлопотать дополнительные ассигнования 4 млн. 900 тыс. рублей и решить много серьезных дел. Однако командировка задержала окончание дел по Ломже, где я пробыв всего 3 суток вынужден был немедленно выехать в виду назначенного приезда во Владивосток военного министра. Однако, в Петрограде удалось посоветоваться с врачами. Наибольший успех дел у доктора Гизе (Ямская N 4). Берженсон, Боткин и Павленко не помогли. Гизе прописал изменить форму обуви, отчего боли в ногах прекратились (оказалось, что от ревматизма ступня левой ноги стала плоской). Помогла, вероятно, баня, которую я брал каждую неделю, где банщик Феодосий растирал мне ноги и плечо на полке. Принял еще углекислые ванны во Владивостоке и водный режим, указанный доктором Губе - болезнь к концу года почти прекратилась.


   Приехал во Владивосток 3 мая, а 10 мая уже показывал военному министру сооружения. Получил лестное от него уверение, что он ничего подобного нигде не видел и не ожидал, виденное превзошло все его ожидания и он полагает, что во Владивосток надо посылать учиться, как надо строить крепости. Вообще он был внимателен и любезен, чем меня очень тронул. После тяжелой работы и затрат огромной нервной силы было приятно услышать оценку трудов свежего человека, хотя и не специалиста в узком смысле, но военного авторитета и талантливого организатора. Может быть тут была и доля лести (он всегда очень любезен), но все-таки это внимание благоприятно отразилось на всей работе и еще более упорядочило дружную работу управления, Распорядительного комитета, коменданта.


   Последний очень помог строительству и Инженерному управлению в проведении многих вопросов и оказался лучшим из всех бывших и обладающим недюжинными организаторскими способностями при достаточной самостоятельности характера.


   Работы 1914 года шли совершенно нормальным порядком, вполне успешно. Однако, 20 июля 1914 года Германия объявила войну России... Не смотря на отзывы военных действий строительство шло успешно и даже с избытком выполнен план работы. Ассигнования поступали чрезвычайно аккуратно и потому совершенно не наблюдалось тех тяжелых явлений, какие были в 1913 г. и других, когда из-за задержек ассигнований можно было ожидать волнений рабочих, а также не было внезапного скопления ассигнований и потому усиленных выплат, повлекших в 1913 г. растрату чиновника Панченко. В конце 1914 г. чиновник Панченко осужден в арестантские роты на 4 года, что и справедливо. Управление строительства привлечено не было, т. к. не имелось к тому достаточных оснований..."


   Признавая исключительные заслуги А. П. Шошина в деле усиления крепости, военное министерство в августе 1914 г. выделило средства для постройки ему служебного дома-особняка, который и был построен на Вокзальной площади Владивостока к 1915 г. Как писал А. П. Шошин - "... Ассигнование было для меня полной неожиданностью." В декабре 1914 г. он также был награжден орденом Станислава 1-й степени.


   А. П. Шошин активно участвовал в общественной жизни Владивостока. Он выступал с публичными лекциями в Обществе народных чтений и в Народном доме, председательствовал в жюри по рассмотрению конкурсных проектов, таких, как, например, строительство здания Коммерческого Училища (в настоящее время административное здание и физический факультет Дальневосточного Государственного Университета). Он активно работал и в Обществе изучения Амурского края. По инициативе А. П. Шошина и Главного контролера по строительству крепостных и казарменных сооружений в Южно-Уссурийском Крае действительного статского советника Н. М. Соловьева Общество на средства крепостного инженерного управления организовало геологическую экспедицию для изучения крепостного района. Прокладка большого количества тоннелей и выемка скальных пород при устройстве рвов и котлованов под фундаменты при строительстве фортификационных сооружений давала возможность существенно уменьшить объем работ по шурфовке при составлении геологической карты. После укладки бетона возможность взятия образцов пород, естественно, была бы утрачена. Для руководства экспедицией пригласили из Петербурга известного геолога, уроженца Владивостока, впоследствии профессора П. В. Виттенбурга. Весь полевой сезон 1912 г. экспедиция работала на строящихся крепостных сооружениях и собрала обширный научный материал по результатам обработки которого была издана монография. А. П. Шошин, военные инженеры В. В. Буйко, Е. П. Проценко, М. П. Субботин, П. П. Унтербергер и другие оказали значительную помощь в проведении научных работ11. В благодарность за "просвещенное содействие", П. В. Виттенбург, давая названия безымянным топонимическим объектам, назвал в честь А. П. Шошина гору вблизи центра Владивостока и бухту на о. Русском, а в честь остальных инженеров безымянные высоты и мысы, вблизи которых велось строительство оборонительных сооружений12.


   С началом первой мировой войны на Владивостокский порт, оставшийся к тому времени единственным открытым портом России, обрушился огромный поток военных грузов, с вывозом которых железная дорога, находившаяся в плохом техническом состоянии, справиться не могла. 25 апреля 1915 г. А. П. Шошин назначается председателем комиссии по отправке военных грузов из Владивостока в Европейскую Россию13. По предложению А. П. Шошина были построены новые временные причалы на южном побережье Золотого Рога и туда, в район м. Чуркина в обход бухты протянули временную железнодорожную ветку. Увеличили пропускную способность железной дороги, где на участке Владивосток - Никольск-Уссурийский проложили вторые пути, что позволило разделить грузопоток между КВЖД, водным путем по Амуру и, впоследствии, Амурской железной дорогой. В это же время строились новые мосты, водопропускные сооружения, Кипарисовский тоннель и начали прорабатывать вопрос о строительстве тоннеля под водоразделом между долиной Первой Речки и речки Буяковки (построенный в советское время тоннель им. Сталина), который дал бы прямой железнодорожный выход к новым причалам на м. Чуркина. Когда в августе 1915 г. А. П. Шошин отправился в действующую армию, Владивостокский порт был свободен от грузов.


   А. П. Шошин участвовал в строительстве укреплений под Киевом, в 1916 г. руководил строительством переправ через Дунай, был Главным руководителем позиционных работ в Северной Румынии, где построил позицию длиной до 400 км, на которой русские войска оборонялись более года. В феврале 1917 г. А. П. Шошин назначается начальником инженерных снабжений Северного фронта. В сентябре 1917 г., после падения Риги, А. П. Шошин организует эвакуацию инженерного имущества, снабжает войска всем необходимым с помощью специально организованного поезда-склада и возводит новые оборонительные позиции.


   В 1918 г. А. П. Шошин организует эвакуацию базисных и операционных складов Северного фронта, где были сосредоточены огромные запасы различного военного имущества, вооружения и боеприпасов, в глубокий тыл, в район Ярославль - Рыбинск, и становится в мае 1918 г. начальником Ярославского окружного инженерного управления. Запасы, которые эвакуировал А. П. Шошин, позволили большевикам вести военные действия в течение нескольких лет при ничтожном производстве боеприпасов и вооружения на военных заводах. А. П. Шошин, монархист по убеждениям, стал служить большевикам не за страх а за совесть. По-видимому, здесь сказалась профессиональная привычка делать любую работу добросовестно и с полной самоотдачей. В сентябре 1918 г. А. П. Шошина назначают Инспектором инженерных войск Полевого штаба Реввоенсовета республики. Под его руководством создаются инженерные войска Красной Армии, разрабатывается и проводится в жизнь план инженерной подготовки всех фронтов, организуются и снабжаются всем необходимым большое количество военно-полевых строительств. О степени доверия к А. П. Шошину со стороны большевистского руководства говорит его назначение председателем Комиссии по трудовому применению Красной Армии, которую после него возглавляли такие видные партийные вожди, как М. И. Калинин и Ф. Э. Дзержинский14.


   А. П. Шошин до конца своих дней руководил секцией долговременной фортификации Инженерного комитета и опубликовал в последние годы своей жизни ряд трудов в основанном им журнале "Техника и снабжение Красной Армии". Он умер в 1924 г. В честь него названа улица в одном из новых микрорайонов Владивостока, а на доме, где он жил в 1915 г., установлена мемориальная доска.


   Авторы выражают признательность Л. В. Александровской за предоставление копии дневниковых записей А. П. Шошина, сделанной ею в фондах Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург), а также руководству этого музея за предоставленные документы к биографии А. П. Шошина.



ПРИМЕЧАНИЯ


1. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, г. Санкт-Петербург. Коллекция документов А. П. Шошина.

2. В. В. Яковлев. Фортификация. Вып. III. Устройство крепостей в начале XX-го столетия; участие их в мировой войне и современное положение вопроса о них. Л.: Изд. Воен.-Инж. Акад. РККА, 1925.

3. A. Gruszecki, Twerdza Lomza // Fortyficacja, T. IV/1996, s. 129-133.

4. А. В. фон-Шварц. Влияние данных борьбы за Порт-Артур на устройство сухопутных крепостей. СПб, 1910.

5. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Коллекция документов А. П. Шошина.

6. А. В. фон-Шварц. Оборона Ивангорода в 1914 - 1915 гг. Из воспоминаний коменданта крепости Ивангород А. В. Шварца. Пер. с фр. А. А. Крживицкого. М., 1922.

7. В. И. Калинин, Н. Б. Аюшин. Морская крепость Владивосток // Вестник ДВО РАН. 1996. N 5. С. 96 - 106.

8. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Коллекция документов А. П. Шошина

9. Российский государственный военно-исторический архив, ф. 13149, оп. 5, док. 718.

10. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Коллекция документов А. П. Шошина

11. Калинин В. И. Роль офицеров Владивостокской крепости в деятельности Общества изучения Амурского края (ОИАК) // Краеведческий вестник. Владивосток, 1994. С. 17 - 20.

12. Виттенбург П. В. Геологическое описание полуострова Муравьева- Амурского и архипелага Императрицы Евгении. Пг., 1916.

13. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Коллекция документов А. П. Шошина

14. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Коллекция документов А. П. Шошина



SUMMARY


Major general Alexey Petrovich Shoshin


   The article introduces the builders of Lomzha and Vladivostok fortifications, well known Russian and Soviet military engineer. The authors described general Shoshin military career from the moment of his enrolling to the Military-Topography college, studies at the Nykolay's Academy of Engineering and long time laborious and creative job on the territory of Poland and Far East of Russia. All this is presented against of the development of Lomzha fortress (1902 - 1910) and Vladivostok fortress (1910 - 1915), First World War and Bolshevick Revolution events. The fragment of the dairy of general Shoshin concerning with Vladivostok period of his life story is citated. The brief characteristic of the fortifications designed and constructed by him are presented.



Источник:


   Kalinin W., Ajuszin N. General Major Inzynier Aleksiej Piotrowicz Szoszin [Генерал-майор Алексей Петрович Шошин, на польском языке, English summary] // Twierdze i Dzialania Wojenne na Zemiach Polskich w Czasie I Wojny Swiatowej. Miedzynarodowa Konferencja Naukowa Osowiec 16-18 Pazdziernika 1998 r. S. 87 - 97. Przasnysz: Forteca, 2000



Вверх 



Статьи, публикации - Крепость Владивосток

 

1. ИССЛЕДОВАНИЕ ОБРАЗЦА БЕТОНА, ПРИМЕНЯВШЕГОСЯ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА. (Наталья В. Макарова, Алексей А. Сиренко, Константин Г. Кравченко)
2. СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ ВЫСОТА ПОЛКОВНИКА ТОРОПОВА (Оксана БОРКОВА, фото из семейного архива И. Мандель)
3. ПОЛУДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ФОРТЫ Н.А. БУЙНИЦКОГО в крепости Владивосток (В. И. Калинин, С. А. Воробьев, Н. Б. Аюшин)
4. МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ВЛАДИВОСТОК (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин)
5. ИСТОРИЯ возникновения и создания Владивостокской крепости (О. Боркова)
6. ФОРТ № 2 крепости Владивосток (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин, С. Воробьев)
7. СКАЗАНИЕ О СТАРОЙ КРЕПОСТИ (Николай ЛИТКОВЕЦ)
8.  ВОРОШИЛОВСКАЯ БАТАРЕЯ(Тамара КАЛИБЕРОВА)
9. Основные ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ТЕРМИНЫ
10. "ВЛАДИВОСТОКСКАЯ КРЕПОСТЬ В ГОРОДСКОЙ ЗАСТРОЙКЕ" (Кравченко К.Г., Сиренко А.А.)
 
11. Генерал-майор А.П. Шошин
12. Начальник инженеров флота К.А. Розе
13. Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер
14. Инженер-полковник П.П. Унтербергер
15. Генерал-майор В.И. Жигалковский
16. Генерал В.А. Ирман
17. Генерал-лейтенант А.П. Будберг
18. Полковник В.А. Свиньин
19. Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас
 
20. УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РФ об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия Федерального значения



MADE IN RUSSIA

DESIGN BY KIRILL BURAVLEV