www.fortress.bosfor.ru
RUSSIA, VLADIVOSTOK
www.fortress.bosfor.ru
САЙТ О ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ, А ТАК ЖЕ ОБ ОТНОСИТЕЛЬНО СОВРЕМЕННЫХ СООРУЖЕНИЯХ ИЗ БЕТОНА

   Главная    ДВ ФОРТ-ФОРУМ    Крепость Владивосток    Фотогалерея    Ссылки   

Полезное

 

Обзор УКРЕПЛЕНИЙ

Основные фортификационные ТЕРМИНЫ

 

Планы фортов

 

 * 

План Форта №2

 * 

План Форта №3

 * 

План Форта №4

 * 

План Форта №5

 * 

План Форта №6

 * 

План Форта №7

 * 

План Форта №9

 * 

План Форта №11

 * 

План Форта №12

 * 

Муравьева-Амурского

 * 

Форт Поспелова

 * 

Форт Русских

 * 

Форт Суворова

 * 

План Укрепления №1

 * 

План Укрепления №2

 * 

ОП Литер Ж

 

Карты

 

 * 

Крепость Владивосток ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН 1916 год:
 - КАРТА №1 (~360 Кб)
 - КАРТА №2 (~1.3 Мб)

 * 

Укрепления по состо-янию на 1887 год

 

Биографии

 

Генерал-майор А.П. Шошин

Начальник инженеров флота К.А. Розе

Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер

Инженер-полковник П.П. Унтербергер

Генерал-майор В.И. Жигалковский

Генерал В.А. Ирман

Генерал-лейтенант А.П. Будберг

Полковник В.А. Свиньин

 

Воспоминания

 

Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас

 

Подписаться на рассылку

 

>> Отписаться          

Будем искать?

 


Статистика

 

Посетителей - 00005367

 

Rambler's Top100

Rambler's Top100

Яндекс цитирования

website monitoring service

 

© 2000 - 2015,
www.fortress.bosfor.ru
ФОРТ № 2 КРЕПОСТИ ВЛАДИВОСТОК

 


Владимир Калинин, Николай Аюшин, Станислав Воробьев


   В 1904 - 1905 гг. начальник инженеров и строитель Владивостокской крепости полковник В. И. Жигалковский перенес главную линию обороны на 5 - 7 км вперед от старого долговременного обвода проекта 1899 года на высоты южного борта долины реки Седанки1. Это вынужденное решение, принятое комендантом крепости генерал-майором Д. Н. Воронцом, было связанно с необходимостью обеспечения порта от возможности бомбардировки с со стороны суши. В условиях военного времени его пришлось реализовывать средствами полевой фортификации2. Таким образом, после русско-японской войны Владивосток не имел ни одного долговременного укрепления на главной линии обороны, а его укрепления второй линии устарели морально. В 1906 - 1908 гг. была выработана концепция усиления крепости, и комиссия под председательством генерал-инспектора по инженерной части инженер-генерала А. П. Вернандера разработала план размещения новых укреплений3. В 1910 г. генерал А. П. Вернадер лично прибыл во Владивосток, чтобы на месте возглавить работу по проектированию и строительству новых укреплений и пробыл во Владивостоке целый год4. Новым начальником инженеров и Строителем крепости был назначен военный инженер генерал-майор В. А. Кухарский5. Работами по проектированию фортов на полуострове Муравьева-Амурского (Северный отдел обороны) руководил известный военный инженер, строивший в 1902 - 1909 гг. Ломжинские укрепления, полковник А. П. Шошин, а на Русском острове (Южный отдел обороны) всеми работами руководил полковник А. Л. Федоров6. Из-за частых болезней генерала Кухарского, плохо переносившего местный климат, Шошин фактически возглавил все крепостное строительство и в 1911 г. после производства в генерал-майоры был официально назначен начальником инженеров и строителем Владивостокской крепости7.


   В 1910 - 1917 годах удалось построить форты Nr 1 - 7 и опорные пункты литер А, Е, Ж и З по высотам южного борта долины Седанки от Уссурийского до Амурского залива, форты Nr 9 - 12 на южном и восточном побережье Русского острова, построить и реконструировать около 30 береговых батарей, 23 противодесантных береговых капонира, восемь групп тоннельных пороховых погребов, казематированный мясохолодильник на Первой Речке, аэродром на Второй речке, свыше 200 км шоссированных дорог и ряд других объектов инфраструктуры. Степень готовности сооружений составляла примерно 2/3 и они были вполне боеспособны8.


   При строительстве новых фортов в первую очередь учитывали опыт обороны Порт-Артура. При проектировании были приняты во внимание типовые решения, разработанные с учетом этого опыта в 1909 - 1910 гг. - форты Величко, Буйницкого и Малкова-Панина9, причем генерал-майор Малков-Панин лично прибыл во Владивосток вместе с инженер генералом А. П. Вернандером для оказания помощи местным инженерам10. Проектировщики широко использовали отдельные элементы этих фортов, но ни один из новых фортов Владивостока не повторял буквально какого-либо типового решения. Конфигурация этих фортов, удивительно хорошо примененных к местности, точно соответствовала сложному горному рельефу Владивостока и его окрестностей, поскольку здесь была в полной мере учтена рекомендация известного участника обороны Порт-Артура преподавателя Николаевской инженерной академии полковника А. В. фон-Шварца.


   "Необходимо, - писал фон-Шварц, - коренным образом изменить всю систему проектирования и постройки фортов и первым условием ставить, чтобы место, на котором строится форт, не теряло бы своей формы. Последствием этого будет то, что во многих случаях форт будет иметь иногда самое неправильное начертание, что фасы его не будут все на одной высоте, что рвы, может случиться, не будут параллельны валам, линии огня, траверсы и ретраншементы будут иметь волнообразную форму, согласованную с продольным рельефом местности и т. д. Но зато форт будет вполне применен к местности, разглядеть его и пристреляться по нем будет труднее".11


   Эта мысль во многом предопределяла создание расчлененных фортов, отдельные элементы которых рассредоточивались на большой площади, имея лишь огневую связь и, в ряде случаев, подземные коммуникации, связывающие их друг с другом, и дальнейший переход к распыленной фортификации. Такой переход давно назревал в связи с нарастанием мощи осадной артиллерии. После русско-японской войны, независимо от фон-Шварца, сходные идеи высказывались в 1907 г. в Австрии, где поручик Ханика дал описание теоретического расчлененного опорного пункта, а в 1914 г. немцы в крепости Мец начали постройку очень похожего на это теоретическое решение укрепления Фев на правом фланге позиции Гориомон, проект которого составили еще в 1909 г.12 Предшественниками фортов, конфигурация которых точно соответствовала рельефу, а не какому-либо теоретическому шаблону, можно также считать и форты малой крепости Ломжа, не похожие ни на один типовой проект того времени, построенные и спроектированные в 1902 - 1909 гг. полковником А. П. Шошиным, будущим строителем Владивостокской крепости.13


   Форт Nr 2 Владивостокской крепости (Форт Императора Петра Великого), расположенный на высоте 217 (г. Варгина, 458 м), представляет собой один из наиболее ярких примеров реализации идей А. В. фон-Шварца.


   Значение горы Варгина, как наивысшей точки в пределах крепостного района, хорошо понимал еще начальник инженеров Владивостокской крепости полковник К. С. Чернокнижников, запроектировавший здесь в 1896 г. полудолговременный форт "Северо-Восточный"14. С этой горы хорошо просматривается все побережье Уссурийского залива вплоть до устья реки Майхе, с одной стороны и вплоть до восточного побережья Русского острова с другой и не случайно, что здесь, как и на г. Седанка располагалась наблюдательная станция Владивостокской крепостной воздухоплавательной роты. В 1899 г. военный министр А. Н. Куропаткин специальным распоряжением остановил строительство форта на ее вершине, как слишком удаленного от Владивостока15. В 1904 г. комендант крепости генерал-майор Д. Н. Воронец приказал недостроенное укрепление занять вновь и усилить16.


   До 1899 г., когда по приказу военного министра генерал-лейтенанта А. Н. Куропаткина на форту были прекращены все работы, удалось сделать немного. К месту строительства пробили дорогу, а сам форт разметили на местности, приступив к отрывке рвов. В 1904 - 1905 гг. здесь спешно возвели полевые позиции и оборудовали в горжевой части форта несколько тоннельных убежищ, вырубив их прямо в скальном грунте. Одно из таких убежищ, расположенное чуть выше выемки недостроенной горжевой казармы, сохранилось до наших дней в первозданном виде. Оно представляет собой тоннель длинной около 30 метров и высотой свода около 5 метров. По флангам форта построили две железобетонные будки для пулеметов. На форту имелись деревянные блиндажи и колодец для воды, пересыхавший, однако, в зимнее время.17


   После окончания войны вопрос о строительстве на высоте 217 нового форта остался открытым. Комиссии по выработке нового плана укреплений, работавшие во Владивостоке в 1906 - 1908 гг., предложили построить на этой высоте форт, хотя он и оказался несколько впереди выбранной главной оборонительной линии. Это обстоятельство привело к разногласиям - Главное Инженерное управление отказывалось утвердить план расположения укреплений, в то время как начальник инженеров Владивостокской крепости генерал-майор В. И. Жигалковский, исходя из опыта обороны г. Высокой в Порт-Артуре, также несколько выдвинутой вперед относительного оборонительного обвода, наоборот настаивал на строительстве здесь мощного форта. Тактическая важность высоты 217 привлекала внимание самых высокопоставленных лиц Российской империи. В 1908 г. на вершине горы побывал великий князь Сергей Михайлович, совершавший инспекционную поездку во Владивостокскую крепость.18 Когда в 1909 г. в крепости получили телеграмму от Николая II, где император лично интересовался ходом работ по укреплению высоты 217, к составлению проекта форта даже не приступали. Прибывший по поручению царя во Владивосток министр финансов В. Н. Коковцов по настоянию В. И. Жигалковского совершил поездку на автомобиле на высоту 217, чтобы лично убедиться в ее важном тактическом значении, но из-за сильного тумана, обычного во Владивостоке, ничего не смог увидеть19. В 1916 г. на форту Nr 2 побывал великий князь Георгий Михайлович инспектирующий во время первой мировой войны работу Владивостокского порта, бывшего тогда единственным открытым для связи с союзниками портом империи20.


   Для обороны фортов и опорных пунктов линии обороны проекта 1910 г., размещенных по южному борту долины Седанки, гора Варгина имеет совершенно исключительное значение, будучи выдвинутой на 2 - 3 км вперед и занимая к ним фланкирующее положение, являясь своеобразным "открытым промежуточным капониром". Артиллерийский наблюдатель мог видеть с этой горы почти все мертвые пространства на подступах к фортам Nr 6, 5, 4 и 3 с одной стороны и Nr 1 с другой и не допустить, корректируя артиллерийский огонь, скопления здесь неприятельских войск, по крайней мере, в дневное время и ясную погоду. Такое выдвинутое вперед положение горы Варгина и необходимость ее безусловного удержания при любых обстоятельствах заставило проектировщиков развить здесь все возможные оборонительные средства не считаясь ни с какими затратами и создать, безусловно, истинный шедевр военно-инженерного искусства, не имеющий аналогов в мировой практике.


   23 июля 1910 г. на заседании Временной крепостной распорядительной комиссии по усилению Владивостокской крепости капитан Петр Павлович Унтербергер (сын основателя Владивостокской крепости инженер-генерала П. Ф. Унтербергера) представил проект форта Nr 2 на 2 роты пехоты, шесть 3-дюймовых противоштурмовых пушек, восемнадцать скорострельных 57-мм пушек и 12 пулеметов стоимостью 3 миллиона 340 тысяч золотых рублей. После доработки проект был утвержден 11 сентября 1910 г.21


   Форт представляет собой грандиозное инженерное сооружение. По фронту он занимает около 650 метров, а в глубину около 380. Общая длина его подземных и закрытых сообщений, включая подземный ход в глубокий тыл, составила свыше 3,5 км. Форт имеет сплошной опоясывающий ров длинной около 2000 погонных метров, на изгибах и уступах которого предполагалось разместить четыре одиночных кофра, один двойной кофр и горжевой капонир. П. П. Унтербергер также сумел органично включить часть пробуренных в годы русско-японской войны тоннельных убежищ в систему подземных укрытий и сообщений форта Nr 2.


   На левом фасе форта, на перегибе рва расположен одиночный кофр на три 57-мм скорострельные капонирные пушки и прожектор, для которого предусматривалась отдельная амбразура. Амбразуры кофра круглые, в отличии от прямоугольных амбразур кофров фортов, строившихся примерно в тот же период в европейской части Российской империи, например в крепости Брест-Литовск22. По видимому, круглую форму амбразур применили по образцу таких же амбразур имевшихся в построенных А. П. Шошиным в крепости Ломжа23. Вход в каземат усилен специальным защитным тамбуром - коленчатым сквозником, изобретенным в 1896 г. комендантом крепости Ковно военным инженером генерал-майором Неплюевым24. Устройство коленчатых сквозников взамен прямых, как например в Порт-Артуре и старых владивостокских фортах, настоятельно рекомендовал по своему боевому опыту А. В. фон-Шварц, отмечая, что помимо худшей защиты от действия взрывной волны, прямой сквозник, в случае возможности его бокового обстрела неприятелем, представляет собой ловушку для гарнизона25. Сам сквозник простреливался также перекрестным ружейным огнем из примыкающих к нему помещений через амбразуры. Кроме того, в наружной стене сквозника также имеются ружейные амбразуры, позволяющие при необходимости контролировать пространство перед входом в кофр. Верхний этаж кофра занимали боевые казематы, а нижний этаж представлял собой убежище для артиллерийской прислуги и минеров, а также хранилище боезапаса. Из его нижнего этажа веером расходятся две радиальные контрминные галереи, соединенные между собой полукольцевой галереей. В начальных участках радиальных галерей оборудованы карманы для хранения минного инструмента, а в кольцевой галерее устроены отводы, из которых можно вести навстречу неприятелю новые минные галереи. Кофр соединен потерной с подбрустверной галереей левого люнета. Свод верхнего этажа кофра имеет желоба для противооткольных гнутых швеллеров из прокатной стали, хотя сами швеллера установлены не были. Противооткольными швеллерами на асфальтобетонной прослойке усилен свод потерны. Противооткольные сооружения, конструкция которых была разработана в Кронштадтской крепости военным инженером подполковником И. А. Савримовичем, стали применять во владивостокских фортах сразу же после получения данных о полигонных испытаниях модельных фортификационных сооружений на о. Березань в 1912 г. и специальных опытов, проведенных на упраздняемых правобережных фортах Варшавы в 1913 г.26 В сводах новых казематов ниши под швеллера отливали в бетоне заранее, а в уже готовых помещениях такие ниши вырубали вручную пневматическими отбойными молотками. Поскольку потерна была построена несколько раньше, чем верхний этаж кофра, желоба под установку противооткольных сооружений вырублены в ее своде вручную. Важность противооткольных сооружений была вскоре подтверждена опытом первой мировой войны, когда французы при обороне Вердена испытывали очень большие неудобства из-за откола кусков бетона со сводов при бомбардировке фортов немцами. Им пришлось устраивать в казематах навесы из кровельного железа на деревянных подпорках. Откол мелких кусков бетона производил при ударах о кровельное железо такой страшный и непрерывный грохот, что солдаты зачастую просто сходили от него с ума.27


   На следующем изгибе рва, где был сделан небольшой уступ, расположен двойной кофр совершенно оригинальной конструкции. Его боевые казематы, амбразуры которых направлены в противоположные стороны, размещены в два яруса друг над другом. Под ними устроен еще один, подземный этаж. Этот трехэтажный кофр уникален для всей Владивостокской крепости. Толщина его бетонного покрытия составляет около 4,5 метров. Близкую толщину имеет напольная стена, защищающая место примыкания к кофру потерны (4 метра) и междуэтажные лестницы. Толщина напольной стены боевых казематов составляет порядка 3 метров. Своды верхнего боевого этажа снабжены нишами для противооткольных швеллеров. На каждом этаже предполагалось установить по три 57-мм пушки и прожектор. Первоначально на вооружение кофров предназначались только 57-мм пушки Норденфельда на капонирных лафетах. Однако, в связи с тем, что в морских крепостях стали снимать с вооружения 57-мм береговые пушки Норденфельда, имевшие более длинный ствол и высокий тумбовый лафет и заменять их на 120-мм пушки Виккерса, их решили передать во Владивосток для установки в кофрах28. Поскольку высота установочной тумбы не соответствовала габаритам казематов и уровню амбразур, пришлось прорубать отверстия в междуэтажных перекрытия, для того, чтобы разместить основания тумб этих пушек в нижних этажах кофров. Поэтому, на верхнем этаже двойного кофра предполагалось поставить обычные капониные пушки, а на нижнем боевом этаже прорубили отверстия между ним и подземным этажом для установки там береговых пушек. Установка таких пушек с повышенной дальностью стрельбы в нижнем боевом этаже двойного кофра была очень полезной, поскольку длинна обстреливаемого ими участка рва составляла около четырехсот пятидесяти метров, что значительно превышало обычную. Сами амбразуры прикрыты сверху "натекающими" на них бетонными массивами, что давало дополнительную защиту от навесного огня. Только многие годы спустя подобным образом стали защищать амбразуры промежуточных капониров (традиторов), в частности в чешских и польских укрепленных районах межвоенного периода. Фасады кофров и других казематированных построек форта имели стальные козырьки, защищающие бетонные поверхности от атмосферных осадков. Козырьки частично обрушены, но их опорные металлические кронштейны сохранились практически везде.


   Кофр оборудован тремя контрминными галереями, соединенными между собой и соединен потерной с левым люнетом. Между двойным и одиночным кофрами имеется контрминная галерея, ведущая прямо от контрэскарпа рва. Аналогичная галерея выходит несколько правее двойного кофра. Эти галереи соединены с минными галереями обоих кофров и, следовательно, образуют уникальную для русских крепостей постройки XX-го столетия сплошную контрминную галерею вдоль наиболее важной части контрэскарпа впереди него и совершенно исключают возможность подкопа под форт со стороны наиболее вероятного фронта атаки.


   Одиночный кофр правого фаса двухэтажный и снабжен тремя контрминными галереями. Свод боевых казематов этого кофра не приспособлен для установки противооткольных сооружений, что указывает на его отливку из бетона в строительный сезон 1912 года, то есть до варшавских опытов 1913 года. Толщина боевого покрытия кофра составляет около трех метров. Его покрытие сверху усилено двухметровым каменным фортификационным тюфяком. Кофр соединен потерной с подбрустверной галереей правого люнета. Между тремя кофрами, расположенными на направлении наиболее вероятной атаки, по гласису проложен прикрытый путь. На прикрытом пути между двойным кофром и расположенным на правом фасе одиночным кофром устроены бетонные пулеметные гнезда. Каждое из гнезд имеет по две подбрустверные ниши-укрытия от шрапнельного огня для стрелков. Кроме того, стрелковые позиции, оборудованные тремя такими подбрустверными нишами-укрытиями каждая, располагались прямо над одиночными кофрами. Над двойным кофром располагались две таких позиции с четырьмя подбрустверными нишами каждая. Одиночные кофры правого и левого фасов имеют по одной такой позиции, а двойной кофр, соответственно, две. Укрепления прикрытого пути, эскарп и контрэскарп, выложенные камнем, производят здесь впечатление оборонительных сооружений XVII или XVIII веков. Сообщение позиций на крышах кофров с дном рва производилось по веревочным штормтрапам, по четыре на каждую позицию. Отверстия для установки металлических кронштейнов, предназначенных для крепления этих трапов сохранились и до настоящего времени.


   Наиболее длинный участок горжевого рва защищают, расположенные уступами поперек рва два одиночных кофра, соединенные потернами с горжевым тоннельным ходом сообщения. Участок рва, прикрывающий левую горжевую казарму, должен был защищать горжевой капонир, соединенный с ней потерной.


   Бетонный бруствер форта Nr 2, образующий линию огня для стрелков, расчленен на четыре относительно независимых участка - правый и левый люнеты, а также левую и правую центральные позиции. Центральные позиции размещены уступом относительно друг друга - левая выше, а правая ниже. Соответственно, уступами ниже них размещены правый и левый люнеты. Левый люнет и правая часть центральной линии огня, расположенные примерно на одном уровне, соединены между собой полевой стрелковой позицией, оборудованной в виде стрелкового вала гласисообразной профили. Вторая такая позиция, устроенная в виде ломанной линии соединяет левый и правый люнеты. Переломы позиции оборудованы двумя закрытыми дренажными каналами. Все бетонные бруствера форта оборудованы достаточно большим количеством индивидуальных подбрустверных ниш-убежищ. Эти ниши, предназначенные для укрытия стрелков от внезапного навесного шрапнельного обстрела устроены таким образом, что целиком скрывают человека, сидящего в них спиной к брустверу и имеют специальные углубления для ног. От затопления во время дождя их предохраняют металлические дренажные трубы, вмурованные в бетон. Часть ниш оборудовалась переговорными трубами, предназначенными для звуковой связи с подбрустверными галереями. Столь тщательное оборудование стрелковых позиций характерно лишь для Владивостокской крепости, строитель которой А. П. Шошин полностью разделял, по словам А. В. фон-Шварца, идеи о необходимости обеспечения максимальной защиты стрелков от шрапнельного огня, вытекающие из опыта обороны Порт-Артура29. В новых фортах крепости Брест-Литовск, строившихся в тот же период, таких подбрустверных ниш, например, не было30. Обратные скаты брустверов были выполнены в виде бетонных ступенек. Однако, они полностью засыпаны слоем земли, что по-видимому, должно было предохранить открытые бетонные поверхности от повреждения мелкими осколками при длительных бомбардировках. Вероятно, на других владивостокских фортах, где ступени остались открытыми, предполагалось произвести их засыпку землей в мобилизационный период.


   Подбрустверные галереи соединены между собой тоннельными ходами сообщения. Подбрустверная галерея левого люнета имеет три выхода-сквозника, один из которых служит убежищем для противоштурмовой артиллерии. На правом фланге бруствера оборудован барбет (орудийная площадка) для этих пушек, а в центре - колодец для установки наблюдательного поста. Кроме того, орудийная площадка оборудована прямо на крыше этого убежища. Из подбрустверной галереи две потерны ведут в кофры и два тоннельных хода сообщения к тоннельной и бетонным казармам. Подбрустверная галерея левого участка центральной позиции имеет пять выходов-сквозников и соединена одной потерной с тоннельной казармой и левым люнетом, другой с выемкой правой бетонной казармы, которая так и не была построена, а третьей - с соседним участком центральной позиции и с горжевым тоннельным ходом сообщения. Из потерны, ведущей в правую бетонную казарму, имеется выход на редюит на вершине горы, образованный системой стрелковых окопов. На этом участке имеются также два колодца для наблюдательных постов. Подбрустверная галерея правого участка центральной позиции имеет три выхода-сквозника, один из которых - убежище для пушек. Между ним и правым люнетом оборудован бетонный барбет, на который можно было выкатывать пушки и из убежища на правом люнете. Эта подбрустверная галерея соединена двумя потернами с горжевым тоннельным ходом сообщения, еще одной с левым участком центральной позиции и тем же ходом сообщения и, наконец, с правым люнетом. На правом люнете расположен колодец для наблюдательного поста. Из подбрустверной галереи, имеющей два выхода-сквозника, выходят две потерны, соединяющие ее с кофрами и длинный, до 400 метров, тоннельный ход сообщения вдоль горжи, ведущий в бетонную казарму. От этого хода сообщения отходят три галереи, сообщающиеся с другими подбрустверными галереями, и одна потерна, соединенная с кофром.


   Все бетонные стрелковые позиции образовывали своеобразный огневой мешок в центральной части форта. Противоштурмовые пушки, выкатываемые на барбеты правого и левого люнетов и отдельный барбет, расположенный между правым люнетом и правой частью центральной линии огня, могли надежно прикрыть кинжальным (фланговым) огнем подступы к обеим частям центральной линии огня. Пространство впереди линии огня могло обстреливаться сильным фронтальным огнем как с самих бетонных брустверов, так и с гласисообразных земляных стрелковых позиций, расположенных перед брустверами. Размещение огневых позиций обеспечивало возможность глубокой эшелонированной обороны на наиболее вероятных направлениях атаки.


   Все перекрестки подземных ходов оборудованы узлами сопротивления в виде траверсов с бойницами, а потерны приспособлены для ведения подземного боя путем перекрытия их стальными воротами, также оборудованными винтовочными бойницами. Длина одного из участков горжевого хода сообщения, расположенного между двумя такими узлами сопротивления, совершенно случайно совпала с целым числом длин волн звуковых колебаний. В результате любой звук в этой части хода усиливается многократно, а эхо от него длится свыше минуты. К левой казематированной казарме примыкает тоннельная казарма, по-видимому, переоборудованная из старого пещерного убежища недостроенного форта "Северо-Восточный" времен русско-японской войны. Из казармы выходит подземный ход в тыл, протяженность которого составляет около 700 метров. Это, безусловно, самый длинный подземный ход во всех сооружениях Владивостокской крепости. Правую казематированную казарму, построить не успели. С горжи (тыла) форт Nr 2 также прикрыт стрелковым окопом.


   Большое значение придавали водоснабжению форта. В подземном каземате, примыкающем к средней части тылового хода сообщения оборудовали артезианскую скважину и установили электрический насос для подачи воды на форт. Кроме того, такую скважину пробурили в нижнем этаже двойного кофра в его наиболее защищенной части, а в контрминных галереях оборудовали колодцы для воды. На правом фланге подбрустверной галереи левой части центральной линии огня оборудовали подземный резервуар для хранения запаса воды и еще одну артезианскую скважину.


   С другой стороны, был тщательно продуман дренаж для отвода из казематов и подземных собщений форта избыточных грунтовых вод во время летних ливневых дождей, характерных для местного климата. Под полом всех помещений были устроены дренажные ходы, по которым вода сбрасывалась в отводы минных галерей и уходила в грунт. Дренажная система устойчиво работает на форту и до сих пор, справляясь с потоками воды во время самых сильных тайфунов.


   Уже осенью 1910 г. П. П. Унтербергер переехал на форт и начал земляные и тоннельные работы31. В 1912 - 1913 гг. были закончены все бруствера и подбрустверные галереи центрального укрепления и обоих люнетов, все потерны, соединяющие галереи с кофрами, и тоннели к будущим казармам, вчерне все земляные работы, кроме участка тыльного рва32.


   На строительстве фортов было признано невозможным использовать по соображениям секретности китайских рабочих. Большого числа русской рабочей силы в крепости и ее окрестностях не было, поэтому сезонных рабочих привозили каждый год из европейской части Российской империи, до восьми тысяч человек ежегодно для всей Владивостокской крепости33. Труд этих рабочих приходилось оплачивать очень высоко, поэтому удешевить строительство можно было только с помощью его всемерной механизации. Для доставки грузов на форты применяли канатные подвесные дороги Блейхерта-Эйхнера и Поллига, целая сеть которых пересекала полуостров Муравьева-Амурского от Амурского до Уссурийского заливов, для транспортировки грузов на самих фортах применяли ручные опрокидные вагонетки фирмы Артур Коппель, перемещающиеся по переносным узкоколейным железным дорогам системы Дековиля. Скальные и тоннельные работы вели буровзрывным способом, причем для них широко использовали пневматические перфораторы. Бетон приготовляли на бетонных заводах, имевшихся на каждом форту и в переносных бетоньерках, работавших на электричестве. Для выработки электричества использовали бензиновые генераторы варшавского завода "Урсус"34. Все это позволило вести строительство невиданными для России темпами.


   В 1912 г. Унтербергер обнаружил, что применение механизации экономит значительны финансовые средства35. Он доложил об этой экономии Шошину и предложил за счет ее построить ряд дополнительных сверхпроектных оборонительных сооружений не выходя из первоначальной сметы. В первую очередь Унтербергер предложил построить два промежуточных полукапонира (традитора). Для одного из них, фланкирующего огнем двух 3-дюймовых пушек долину реки Седанка он приспособил левое крыло левой казематированной казармы. Сократив часть спальных помещений, он придал этой части казармы форму двухэтажного уступчатого коридора. В его верхнем этаже он оборудовал два боевых каземата. На крыше казармы был оборудован бетонный колодец для установки броневого наблюдательного поста (бронекупола), из которого можно было корректировать огонь. Для корректировки огня можно было использовать старую железобетонную будку, сохранившуюся еще с 1905 года и вплотную примыкающую к левому флангу левой части центральной линии огня.


   Дополнительно, к горжевому тоннельному ходу сообщения он пристроил каземат на две трехдюймовые скорострельные пушки. Из полученного таким образом полукапонира можно было обстреливать мертвое пространство перед фортом Nr 1 - так называемую Мертвую падь. Огонь этого полукапонира мог корректироватся из другой железобетонной будки, сохранившейся с 1905 года.


   Кроме того, тщательное изучение местности перед линией обороны показало, что горжевой капонир может быть подвергнут прямому обстрелу со стороны высот северного борта долины Седанки. Сторону капонира, обращенную к опасному направлению, нужно было закрыть земляной маской. Для этого горжевой капонир превратили в полукапонир, а трассу рва слегка изменили. Для его обороны Унтербергер решил построить дополнительный кофр, к которому необходимо было пробить новую потерну.


   Получение информации о результатах Березанских опытов заставило принять срочные меры по усилению консруктивных элементов форта. Было решено значительно увеличить толщину бетонных стен и покрытий в кофрах и потернах, установить противооткольные сооружения, а уже готовые бруствера с подбруствеными галереями вновь откопать из земли и усилить с фронта каменной кладкой. Все это увеличило сметную стоимость форта более, чем в полтора раза.


   В строительный сезон 1914 г. велась набивка бетона в казарму и проводились земляные работы36. После отъезда в ноябре 1914 г. подполковника Унтербергера на фронт работами руководил флотский инженер-механик Столяров37. В 1915 г. пробили и частично отделали бетоном тоннель к левому угловому кофру, строившемуся сверх проекта, продолжалась отрывка горжевого рва и выемки под вторую казарму. В том же году закончили вырубку сводов потерн и подбрустверных галерей под противооткольное усиление (стальные швеллера), усилили камнем бруствер правого люнета, выполнили большую часть аналогичных работ на центральном укреплении и начали усиливать камнем левый люнет. В течение 1916 - 1917 гг. бетонные работы почти не производились, проводились тоннельные работы по устройству тыльного выхода и продолжалась облицовка тоннелей бетонитами ("кирпичами", сформованными из бетона)38. Достроить гожевой полукапонир и новый кофр так и не успели, хотя выемки под них и потерны к ним были пробиты. Форт Nr 2 оказался, таким образом, одним из наиболее законченных и боеспособных фортов проекта 1910 года и единственным во всей крепости фортом, обладающим горжевой казематированной казармой и одним из двух фортов этой линии обороны, имеющих казематы для закрытой обороны межфортовых промежутков.


   После гражданской войны форт был заброшен, а с 30-х годов в горжевой казарме форта Nr 2 долгое время располагался береговой флагманский командный пункт Тихоокеанского флота "Скала". Отсюда осуществлялось руководство боевыми операциями флота во время войны с Японией в августе 1945 г.39 В настоящее время большая часть форта используется для размещения вспомогательных объектов некоторых воинских частей.


   В январе 1914 г. были утверждены проекты новых оборонительных сооружений, расположенных вблизи форта Nr 2. Так, на юго-западном отроге горы Варгина, под непосредственной защитой форта предполагали построить долговременную батарею на четыре 6-дюймовые гаубицы в бронебашенных установках, которая могла бы держать под обстрелом почти всю долину Седанки и поражать мертвые пространства вблизи фортов. Промежуточную батарею на четыре 6-дюймовые крепостные мортиры предполагали построить к юго-востоку от форта, для обстрела промежутка между фортами Nr 2 и Nr 1. И, наконец, в тылу форта Nr 2, на высоте 157 запланировали построить долговременный опорный пункт с капониром для фланкирования подступов форту с горжи, оборудованный тремя броневыми башнями для 6-дюймовых гаубиц40. Эти сооружения, составляющие с фортом одну группу, значительно бы усилили его оборону и делали возможным наступление на форт Nr 2 только с северной, наиболее защищенной его стороны. Подавить или взять штурмом вновь запроектированные укрепления было возможно только после взятия самого форта, а атака на смежные форты также могла быть парирована огнем новых батарей. В случае осуществления этого проекта, реализации которого помешала первая мировая война, группа форта Nr 2 могла бы стать одним из самых мощных укрепленых узлов сопротивления в мировой фортификационной практике. Однако даже сам по себе форт представлял собой один из самых крупных и самых сильных в мире долговременных пехотных опорных пунктов.


   Форт Nr 2 создавался в тот переломный период в развитии фортификации, когда в ней пытались совместить две тенденции, обеспечивающие максимальную устойчивость фортификационных сооружений к огню артиллерии особой мощности. Первая тенденция - расчленение фортов на отдельные части и размещение их на максимально большой площади, чтобы затруднить по ним пристрелку. Вторая - увеличение боевой устойчивости отдельных элементов фортов. Расчленение линии огня на четыре части и широкое расположение форта отражают первую тенденцию. Резкое увеличение толщины бетонных стен и сводов (от двух с половиной до пяти раз по сравнению с владивостокскими фортами проекта 1899 года), что особенно наглядно видно по конструкциям двойного кофра и одиночного кофра левого фаса, устройство большого числа подземных сообщений и казематированных помещений, наличие противооткольных сооружений и т. д. отражают вторую тенденцию. Наибольшее развитие в конструкциях форта получила развитие все-таки последняя тенденция, поскольку степень его расчлененности относительно невелика - форт объединяет общий опоясывающий ров. Однако в некоторых владивостокских фортах проекта 1910 года расчлененность выражена гораздо сильнее. Их весьма своеобразную конструкцию мы рассмотрим в последующих статьях.


   Авторы выражают признательность Владимиру Ипатову, Александру Стехову, Юрию Королеву и другим членам военно-исторического клуба "Владивостокская крепость" за участие в полевых исследованиях.



ПРИМЕЧАНИЯ


1.В. Калинин, Н. Аюшин, О. Лынша. Вацлав Жигалковский - строитель крепости Владивосток // Forteca, nr 4/1997, s. ??-??

2. Russko-japonskaja wojna 1904-1905 gg. Wydanie Sztabu Generalnego, Sankt Petersburg 1910, T. I, IX.

3. Российский Государственный Военно-исторический Архив (РГВИА), ф. 802, оп. 5, док. 14758.

4. Государственный Архив Приморского Края, Приказы по Владивостокской крепости и 4-му Сибирскому армейскому корпусу. Приказ Nr 129 от 4 июня 1910 г.

5. ibid., Приказ Nr 90 от 8 мая 1910 г.

6. РГВИА, ф. 802, оп. 5, док. 16801; ф. 13149, оп. 5, док. 449.

7. ibid., ф. 802, оп. 5, док. 16801.

8. ibid., ф. 349, оп. 8, док. 16801.

9. В. В. Яковлев, История крепостей. Эволюция долговременной фортификации. СПб: Полигон, 1995.

10.ГАПК, Приказы по Владивостокской крепости и 4-му Сибирскому армейскому корпусу. Приказ Nr 129 от 4 июня 1910 г.

11.А. В. фон-Шварц, Влияние данных борьбы за Порт-Артур на устройство сухопутных крепостей. СПб, 1910.

12.В. В. Яковлев, Op. Cit.

13.A. Gruszecki, Twerdza Lomza // Fortyficacja, T. IV/1996, s. 129-133

14. РГВИА, ф. 802, оп. 5, док. 11580.

15. ibid., ф. 400, оп. 1, док. 2399.

16. Russko-japonskaja wojna... Op. Cit.

17. РГВИА, ф. 13149, оп. 5, док. 139.

18. Российский Государственный Исторический Архив Дальнего Востока (РГИАДВ), ф. 1, оп. 1, док. 1816; ф. 28, оп. 1, док. 157; ф. 702, оп. 2, док. 725.

19. W. N. Kokowcow, Iz mojewo prosz?owo. Wospominanija 1903-1911 gg. Kn. 1, 2. M., w "Nauka", 1992.

20. РГИАДВ, ф. 1, оп. 1, док. 1816; ф. 28, оп. 1, док. 157; ф. 702, оп. 2, док. 725.

21. РГВИА, ф. 802, оп. 5, док. 16331, 16793; ф. 13149, оп. 4, док. 1097.

22. G. Michalska, Predmoscie Terespolskie twerdzy Brzeskiej // Fortyficacja, T. IV/1996, s. 151-176.

23. A. Gruszecki, Op. Cit.

24. В. В. Яковлев, Op. Cit.

25. А. В. фон-Шварц, Op. Cit.

26. В. В. Яковлев, Op. Cit.

27. Маршал Петен. Оборона Вердена. М.: Воениздат, 1937.

28. РГВИА, ф. 13149, оп. 5, док. 494.

29. А. В. фон-Шварц, Op. Cit.

30. G. Michalska, Op. Cit.

31. ГАПК, Приказ Nr 38-а от 25 января 1911 г.

32. РГВИА, ф. 802, оп. 5, док. 16052; ф. 802, оп. 2, док. 964.

33. ibid., ф. 802, оп. 5, док. 16801.

34. ibid.

35. ibid., ф. 13149, оп. 5, док. 490.

36. ibid., ф. 802, оп. 5, док. 16810.

37. ibid., ф. 802, оп. 2, док. 202.

38. ibid., ф. 802, оп. 2, док. 975, 978, 980.

39. Б. Н. Славинский, Советская окупация Курильских островов (август - сентябрь 1945 года). Документальное исследование. М.: "Лотос", 1993.

40. Коллекция документов о Владивостокской крепости Музея Тихоокеанского флота.


SUMMARY


   Fort Nr 2 of the fortress Vladivostok


    The article introduced one of the strongest in the world permanent infantry fortification. This "dispersed" fort was built in 1910 - 1917 at the period preceded creation of so called dispersed fortification. Russian engineers attempt to increase a battle resistibility of the fort combining two opposite tendencies in its constructions - a dispersion of its elements on the maximal place (650х380 м) and its constructive reinforcing by increase a width of the concrete walls and ceilings up to 5 m and equipping the sailings with anti-eliminated constructions such as the steel roll formed channels. The fort is belted with a permanent ditch having closed flank defense but its concrete rifle parapet is dispersed on four independent parts locating on the different horizontal levels and fitting to the landscape configuration. The fort has about 3.5 km underground and closed communications - underparapet galleries, posterns, mining galleries and tunnel underground paths one of their is the path leading to the deep rear. Two closed traditors may flank intervals between the fort and neighbor fortifications. The experience of Port-Arthur defense is widely used in the construction of the fort. The constructions of the fort and its history are showed.



Источник:


   Kalinin W., Ajushin M., Worobiew S. A. Fort 2 twierdzy Wladivostok [Форт 2 крепости Владивосток, на польском языке] // Forteca, 1998. No 3-4(6-7), s. 36 - 52.



Вверх 



Статьи, публикации - Крепость Владивосток

 

1. ИССЛЕДОВАНИЕ ОБРАЗЦА БЕТОНА, ПРИМЕНЯВШЕГОСЯ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА. (Наталья В. Макарова, Алексей А. Сиренко, Константин Г. Кравченко)
2. СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ ВЫСОТА ПОЛКОВНИКА ТОРОПОВА (Оксана БОРКОВА, фото из семейного архива И. Мандель)
3. ПОЛУДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ФОРТЫ Н.А. БУЙНИЦКОГО в крепости Владивосток (В. И. Калинин, С. А. Воробьев, Н. Б. Аюшин)
4. МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ВЛАДИВОСТОК (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин)
5. ИСТОРИЯ возникновения и создания Владивостокской крепости (О. Боркова)
6. ФОРТ № 2 крепости Владивосток (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин, С. Воробьев)
7. СКАЗАНИЕ О СТАРОЙ КРЕПОСТИ (Николай ЛИТКОВЕЦ)
8.  ВОРОШИЛОВСКАЯ БАТАРЕЯ(Тамара КАЛИБЕРОВА)
9. Основные ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ТЕРМИНЫ
10. "ВЛАДИВОСТОКСКАЯ КРЕПОСТЬ В ГОРОДСКОЙ ЗАСТРОЙКЕ" (Кравченко К.Г., Сиренко А.А.)
 
11. Генерал-майор А.П. Шошин
12. Начальник инженеров флота К.А. Розе
13. Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер
14. Инженер-полковник П.П. Унтербергер
15. Генерал-майор В.И. Жигалковский
16. Генерал В.А. Ирман
17. Генерал-лейтенант А.П. Будберг
18. Полковник В.А. Свиньин
19. Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас
 
20. УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РФ об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия Федерального значения



Если же Вы ищете ковролин по карману, то советуем заглянуть в Строймаркет.

MADE IN RUSSIA

DESIGN BY KIRILL BURAVLEV