www.fortress.bosfor.ru
RUSSIA, VLADIVOSTOK
www.fortress.bosfor.ru
САЙТ О ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ, А ТАК ЖЕ ОБ ОТНОСИТЕЛЬНО СОВРЕМЕННЫХ СООРУЖЕНИЯХ ИЗ БЕТОНА

   Главная    ДВ ФОРТ-ФОРУМ    Крепость Владивосток    Фотогалерея    Ссылки   

Полезное

 

Обзор УКРЕПЛЕНИЙ

Основные фортификационные ТЕРМИНЫ

 

Планы фортов

 

 * 

План Форта №2

 * 

План Форта №3

 * 

План Форта №4

 * 

План Форта №5

 * 

План Форта №6

 * 

План Форта №7

 * 

План Форта №9

 * 

План Форта №11

 * 

План Форта №12

 * 

Муравьева-Амурского

 * 

Форт Поспелова

 * 

Форт Русских

 * 

Форт Суворова

 * 

План Укрепления №1

 * 

План Укрепления №2

 * 

ОП Литер Ж

 

Карты

 

 * 

Крепость Владивосток ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН 1916 год:
 - КАРТА №1 (~360 Кб)
 - КАРТА №2 (~1.3 Мб)

 * 

Укрепления по состо-янию на 1887 год

 

Биографии

 

Генерал-майор А.П. Шошин

Начальник инженеров флота К.А. Розе

Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер

Инженер-полковник П.П. Унтербергер

Генерал-майор В.И. Жигалковский

Генерал В.А. Ирман

Генерал-лейтенант А.П. Будберг

Полковник В.А. Свиньин

 

Воспоминания

 

Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас

 

Подписаться на рассылку

 

>> Отписаться          

Будем искать?

 


Статистика

 

Посетителей - 00008890

 

Rambler's Top100

Rambler's Top100

Яндекс цитирования

website monitoring service

 

© 2000 - 2015,
www.fortress.bosfor.ru
Воспоминания о технике строителе с форта № 7 - А.Р. Усасе


Усас И. А.

Люди Владивостокской крепости.

Работных дел мастер

(Воспоминания о технике строителе с форта №7 А.Р. Усасе)


   Фамилия нашей семьи, по всей вероятности, существует очень давно. Своих дедушку и бабушку я помню смутно. Только впоследствии от отца я узнал, что деда звали Романом. Бабушку звали Агатой. Слабые сведения об их жизни объясняются тем, что я в восьмилетнем возрасте вместе с семьей уехал на Дальний Восток, куда мой отец был откомандирован на строительство фортов Владивостока. По социальному происхождению и положению дед и бабушка были потомственными литовскими крестьянами. Жили в деревне Гирступи в окрестностях Каунаса (Ковно). У деда был сын Андрей и две дочери - Антонина и Мария-Магдалина.


   Отец мой родился в 1873 г. в деревне Гирступи Ковенской губернии, Яновской волости в семье деда моего Романа. По-видимому свое детство и юность он провел там же. Учение его ограничилось церковно-приходской школой, которую он окончил довольно успешно, так как с такими начальными знаниями он в дальнейшем добился больших успехов, когда стал работать на строительстве фортов Ковенской крепости. Сначала он работал вспомогательным рабочим при нивелировке местности (бегал с рейкой и устанавливал ее в указанном месте). Начал он работать примерно в 14-15 лет, т. е. примерно в 1889 г. Этот год можно считать началом его трудовой деятельности. За три года работы подсобным рабочим он в совершенстве изучил нивелир так, что в случае необходимости мог заменить техника-специалиста. Научился производить замеры земляных и бетонных работ, а также замерять битый щебень и привозимый песок. В этот же период детально познакомился с устройством теодолита и работой с ним.


   Смышленый и интересующийся работой паренек был замечен начальством и в 1892 г. назначен дежурным десятником на строительстве 7-го форта, а затем и 9-го форта. В 1893 г. отец женился на Фекле Ивановне Савицкой, с которой он прожил до 1916 г., то есть до ее смерти. Мать по национальности была полькой. За сравнительно короткий промежуток времени они сумели народить десять человек детей. Трое из них умерли во младенческом возрасте, а оставшиеся представлены на семейной фотографии 1914 года. Я родился в Гирступи 18-го июня 1902 г. и стал третьим сыном в семье Усасов. Отец мой в то время работал на строительстве 7-го форта Ковенской крепости.


   На 7-м форту отец проработал с 1889 г. по 1902 г., т. е. 13 лет. В 1902 году строительство 7-го форта было закончено и многие сотрудники были награждены правительственными наградами - медалями "За усердие". У нас в семье хранилась групповая фотография награжденных во главе с начальником строительства подполковником Тороповым. Среди бородачей на этой фотографии стоит и мой отец с окладистой бородой и медалью на груди. К сожалению эта фотография не сохранилась. После 7-го форта отец был переведен на строительство 9-го форта северней района Виллиамполе. Там он проработал вплоть до окончания постройки форта, т. е. до 1910 года. Таким образом строительство одного форта занимало сравнительно большое время, около 10 лет. Такие большие сроки строительства фортов объясняются исключительно отсутствием какой-либо механизации в военно-строительном производстве. Дробление щебня и его промывка, земляные и бетонные работы производились вручную. Для передвижения материалов применялся гужевой транспорт, вагонетки с опрокидным кузовом, тачки, носилки. Работы велись в три смены. Для освещения мест работ в ночное время применялись специальные карбидные лампы на столбах и обычные ручные карбидки. Электрического освещения тогда и в помине не было.


   Имущественное положение отца, когда он работал на 9-м форту было хорошее. Зарплату он получал около 60 рублей в месяц. Имел свой отдельный четырехкомнатный дом с садом, надворными постройками для производственных нужд и участок земли для огорода. Это позволяло семье держать кур, уток, пару свиней и корову, иметь свои овощи и фрукты, т. е. не зависеть от рынка. Насколько прочным было его положение на 9-м форту, можно было видеть из того, что он завел свой выезд. Держал коня и приобрел свой экипаж на резиновом ходу. Кучером у него служил брат моей матери Антон Савицкий - мужчина средних лет с бородой, как и положено кучеру. Отец в молодости отличался буйным, драчливым характером. Он участвовал, по его рассказам, в потасовках на деревенских вечеринках и попадал нередко в опасные переделки. В моей памяти остались смутные воспоминания, когда отец приезжал на экипаже с рассеченной головой, разбитой в драке с солдатами в соседней корчме. Такие случаи были, конечно редки, но трагикомичны. Представьте себе картину: въезжает во двор экипаж с пьяным кучером на козлах, а на заднем сиденье бушует пьяный хозяин с рассеченной головой. К подъехавшему экипажу подбегают встревоженные домочадцы во главе с нашей мамой, которой больше всех доставалось от его буйного характера. Бедная мама!:


   В 1910 г. начальник строительства 9-го форта подполковник Торопов был откомандирован на постройку фортов Владивостокской крепости. Вместе с собой он взял лучших своих работников по 9-му форту. В число их попал и мой отец, как опытный десятник с солидным стажем работы. Вместе с ним на Дальний Восток отправились два брата в качестве подрядчиков Лукьян Сергеевич Логинов и Афанасий Сергеевич Панкрашов. Оба они были из старообрядческой семьи и являлись потомками староверов, покинувших Россию в петровские времена, в период гонений за старую веру. Отец в 1910 г. уехал на Дальний Восток один без семьи. Мама с шестью детьми должна была последовать за ним через год. Во Владивостоке вся группа ковенских строителей во главе с подполковником Тороповым поступила в распоряжение Владивостокского военно-инженерного управления и была направлена на строительство 7-го форта.


   Место расположения этого форта или 77-й высоты (наивысшая отметка поверхности сопки над уровнем моря в саженях) находится в 14 км от города Владивостока, в северном направлении между станциями Вторая Речка и Седанка. Этот форт является крайним из цепи фортов, опоясавших Владивосток с севера, от Уссурийского до Амурского заливов.


   В первый год строительства форта были произведены подготовительные работы. Были построены бараки временного типа для размещения рабочих, две капитальные деревянные казармы из деревянных пластин для контрактованных рабочих, три капитальных одноэтажных дома из деревянных пластин, обшитых тесом, для служащих и начальствующего состава, складские помещения для хранения материалов, столовая для рабочих, баня, электростанция постоянного тока на 110 в. Последняя предназначалась для освещения помещений и мест работы в 3-ю ночную смену.


   Отец был назначен старшим казенным десятником 7-го форта и ему была выделена четырехкомнатная квартира (половина капитального дома для служебного персонала форта). Вторую половину дома занимал главный бухгалтер со своим счетоводом. Дом этот был оборудован местным водопроводом и канализацией, имелись туалетные помещения. Вода с помощью ручного насоса подавалась из насосной будки, расположенной в низине у горного ручья, в бак довольно большой емкости на чердаке дома. Во дворе дома находились вспомогательные сараи для хозяйственных нужд и даже ледник с двумя отделениями. Недалеко от дома в низине около речки располагался участок земли для огорода. С получением квартиры отец смог выписать к себе в конце 1911 года свою семью в количестве семи человек.


   В марте месяце 1911 года я со всей своей семьей переехал из города Ковно в город Владивосток, где работал в течении уже года мой отец. С нами ехал специально нанятый человек, исполняющий роль "дядьки", некто Кутковский. В его обязанности входило доставать на станционных остановках кипяток, хлеб, французские булки, продукты питания для всей нашей команды. Мама наша к этому переезду запаслась сухой копченой колбасой, которой мы питались почти до самого Владивостока. В отношении питания в пути затруднений не было, так как на каждой станционной остановке можно было купить разнообразную еду. Переезд этот для нас был очень интересный и продолжался около 20 дней. Ехали мы в плацкартном вагоне без пересадки до самого Владивостока. Целыми днями мы - дети просиживали у окон вагона, жадно следя за мелькающими картинами природы Великого Сибирского пути. С волнением подъезжали к Уралу, к знаменитому озеру Байкал. К этому времени уже была открыта Забайкальская железная окружная дорога. Парома больше через Байкал не было и наш поезд по новой железной дороге, проложенной по извилистому берегу озера мчался на всех парах через многочисленные тоннели в горах вперед к востоку. На одной из станций, на берегу Байкала, дядька Кутковский купил жаренных омулей, следуя примеру других пассажиров. Подъезжая к Байкалу мы уже слышали о знаменитом омуле, водящемся только в этом глубоководном озере. Сейчас я не помню, какое вкусовое впечатление произвел омуль на всех нас, но впоследствии мне часто приходилось хвастаться, что и я когда-то пробовал омуля - этого забайкальского деликатеса.


   Проехав Верхнеудиннск, Читу мы, наконец, достигли пограничной станции Маньчжурия. От этой станции наш поезд шел по Китайско-Восточной железной дороге, по территории северного Китая. В городе Харбине, через который мы должны были проезжать, свирепствовала холера. Из-за карантина в нем, нам был запрещен выход из вагона, и мы жадно смотрели в окна вагона на привокзальную жизнь этого города. Тут я впервые увидел живых китайцев в национальных костюмах и с длинными косами на головах. Странно было видеть мужчин в длиннополых кофтах и с атрибутами женского туалета. Не задерживаясь в Харбине наш поезд вскоре достиг станции Пограничная и дальше уже шел по территории России до самого Владивостока. Толи вагон поизносился за время длительного путешествия, толи участок дороги от ст. Пограничная до Владивостока был уложен не так как положено, но вагон так болтало из стороны в сторону, что многих из нас укачало, а я при выходе из вагона на вокзале Владивостока подвергся приступу "морской болезни", со всеми вытекающими при этом последствиями. Вокзал в то время был еще деревянный, временного типа. На перроне нас встретил отец. Встреча была радостной и сердечной. Ведь мы не виделись с ним больше года! На трех извозчиках он отвез всех нас вместе с багажом на частную квартиру, снятую им на Первой Речке, пригороде Владивостока. Там мы временно размещались до получения казенной квартиры на 7-м форту. Сопровождавший нас дядька Кутковский был рассчитан мамой и отправлен обратно в Ковно. Через две недели отец перевез всех нас на 7-й форт в отведенную ему казенную четырехкомнатную квартиру в доме, который уже описан мною. Ехали мы на новую квартиру в двух экипажах. Проезжая по берегу Амурского залива, отец обратил мое внимание следующим возгласом: "Ясь! Смотри, вот ты видишь перед собой море!" "Нет, это не море, я вижу противоположный гористый берег, - возражал я. "Это морской залив," - подтвердил отец. Я попросил остановить экипаж и побежал к берегу залива, чтобы попробовать лед и убедиться в солености воды. И, действительно, лед оказался слабосоленым, что доказывало правоту отца. Подъезжая к 7-му форту отец указал мне на кусты дикого винограда, обвивающие некоторые придорожные деревья. Тут же он сообщил мне, что в районе форта, на сопках растет виноград, кишмиш, красная ежевика, лимонник. Летом можно собирать ягоды, грибы, а в Амурском заливе ловить рыбу. Из ценных пород деревьев встречается грецкий орех, пробковое дерево, уссурийская пальма или "Чертово дерево". Все это меня заинтересовало и представлялось мне заманчивым для моей детской будущей деятельности по собиранию даров природы, столь разнообразной и богатой.


   После устройства на новом месте отцу предстояла новая забота - устроить на учебу своих детей к началу учебного года, т. е. к 1 сентября 1911 года. К началу учебного года мы с мамой переезжали на частную квартиру во Владивостоке, где и проживали в период обучения вплоть до летних каникул. Такой порядок длился в течении 3-х лет. В церковно-приходской школе я учился хорошо. Окончил ее в 1913 году с похвальным листом. Моя попытка поступить во второй класс мужской казенной гимназии закончилась неудачно. Меня срезали по математике. Пришлось мне подать заявление в частную прогимназию М. В. Сибирцевой, где я и был принят во второй класс без экзаменов. Учение мне давалось довольно легко. Я успешно переходил из класса в класс с хорошими и отличными оценками. Неоднократно получал от Марии Владимировны книги из серии "Золотая библиотека" с именной надписью "За хорошие успехи и отличное поведение".


   Помню случай, когда нашу прогимназию посетил тогдашний генерал-губернатор Гондатти. Войдя в класс вместе с Марией Владимировной, он поздоровался с нами и обвел пристальным взглядом всех учеников. Увидев на моем лице несколько шрамов, обратился к Марии Владимировне с вопросом: "Скажите Мария Владимировна, этот ученик со шрамом на лице, наверное, самый в гимназии шалун-забияка?" "Нет, Ваше превосходительство, это наш первый ученик", - ответила Мария Владимировна. Гондатти улыбнулся, подошел ко мне, спросил как меня зовут и сказал: "Молодец, Ваня, продолжай также хорошо учиться и дальше".


   С 1914 г. наша семья освободилась от необходимости снимать каждый год частную квартиру во Владивостоке. Нас, учеников с 7-го форта, стали возить на станцию Вторая Речка и привозить после занятий обратно. Каждый учащийся приобрел месячный проездной билет.


   В каникулярное время я занимался домашними делами: работал на огородном участке, выращивал картошку, капусту, помидоры, сладкие китайские дыни, даже пытался садить бобовые орехи. Один раз я даже вырастил два спелых арбуза. Ловил рыбу в Амурском заливе у бойни, накашивал сена на лесных дорогах в районе 7-го форта. Одно каникулярное лето я работал на 6-м форту лебедчиком. В этом отношении я отличался от своих братьев Серафима и Альфонса. Все мои близкие удивлялись моей кипучей добычной деятельности.


   Оклад отцу был положен 100 рублей в месяц, для того времени довольно солидный, при дешевизне продуктов и промтоваров, бесплатной квартире и коммунальных услугах. Это, а также наличие своего хозяйства позволяло моему отцу жить на широкую ногу. Я помню хорошо, что на Рождественские праздники, Новый год, Пасху у нас постоянно был накрыт стол с закусками, винами и яствами в продолжении нескольких дней и даже недель для приходящих гостей. Подозреваю, что отцу перепадали значительные куши от подрядчиков Логинова и Пакрашова, получавших выгодные подряды с его помощью. Правда, здесь не было у него своего выезда как на 9-м форту Ковенской крепости, но зато он имел возможность позвонить по телефону на конный двор и вызвать для своих нужд бричку с телегой, чтобы поехать в город за продуктами и другими закупками.


   С рабочими он умел ладить, а у начальства был на хорошем счету, несмотря на то, что он на новом месте по-прежнему не расставался с "зеленым змием". Старожилы 7-го форта рассказывали интересный случай его жизни. Однажды вечером подполковник Торопов возвращался из Владивостока и наткнулся в районе 7-го форта на двух пьяных, горланивших песню. Он остановил экипаж и стал спрашивать: "кто такие и что за люди?" Когда полковник узнал, что это Усевич (так именовали отца все на форту) со своим старым дружком еще по Ковенской крепости Панкрашовым, он стал читать им нотации в повышенных тонах. Это не понравилось подвыпившим гулякам и они послали его благородие вниз по матушке, а сами стали опять горланить песню. На следующий день был издан приказ по форту № 7 об увольнении Усевича с работы за появление в пьяном виде в районе 7-го форта. После увольнения отец вскоре устроился работать на соседнем 6-м форту. На его место полковник Торопов принял дипломированного молодого техника, но последний не имея производственного опыта допускал много промахов. И когда одна из минных галерей с заданным им направлением вышла наружу поверхности сопки, получилась большая неприятность. Дело в том, что минные галереи должны проходить параллельно поверхности сопки на определенной глубине, безопасной от разрушения неприятельскими снарядами во время обстрела форта неприятелем. После такой неприятной оказии полковник послал на 6-й форт доверенного человека, чтобы тот нашел "этого пьяницу Усевича" и сказал бы ему - "пусть возвращается на работу в прежней должности". Отец вернулся и проработал на 7-м форту почти до окончания работ на нем, т. е. до 1918 г., когда в связи с революцией работы были прекращены.


   Следует несколько охарактеризовать 7-й форт как сооружение. Этот форт представлял в то время весьма сложное инженерное строительство, с многочисленными подземными выработками, пройденными в скальном грунте взрывным способом. Все подземные выработки крепились бетоном. На форту была построена подземная электроподстанция для выработки постоянного тока напряжением 110 в. Эта подстанция была оборудована двумя двигателями внутреннего сгорания типа "Урсус". Электрический ток предназначался для освещения всех подземных выработок и двух больших камер для защитников форта. Даже предусматривалась подземная пекарня для выпечки хлеба. Завершающими этапами постройки форта являлись работы по планировке поверхности сопки и устройство бетонных оснований для установки орудий крупного калибра и скорострельных пушек. Наличие сети подземных минных галерей, начиненных взрывчатыми веществами и артиллерийскими снарядами позволяло, в случае необходимости, взорвать форт вместе с нападающими и защитниками. В первые годы строительства форта на земляных работах исключительно использовались китайцы, а с началом бетонных работ, китайские рабочие были заменены контрактованными рабочими из центральных губерний.


   Летом 1912 года состоялась торжественная закладка Владивостокской крепости на 7-м форту. Мне шел тогда десятый год и я с двумя братьями Альфонсом и Серафимом присутствовал на этом торжестве. На закладку прибыл из Петербурга Военный министр Сухомлинов со свитой генералов и офицеров, руководящий состав Владивостокского военно-инженерного управления. Здесь присутствовали все рабочие и служащие форта со своими семьями. Был торжественный молебен, речи высокопоставленных военных и после всего этого бросание золотых и серебряных монет в заранее заготовленную нишу в бетонной кладке. Бросали золотые монеты стоимостью в 10 рублей, серебряные рубли и полтинники в соответствии с занимаемым постом и положением. Это делалось в память о закладке крепости. Затем, каменщики начали закладывать эту нишу бетонитами на цементном растворе. По-видимому, чтобы не допустить хищения денег это место первое время охранялось, а затем, здесь был возведен большой бетонный массив с надписью на чугунной плите о закладке крепости. При возведении фортов Владивостокской крепости применялась разнообразная строительная техника, преимущественно американского происхождения: камнедробилки Блэка, барабанные промывочные машины для щебня, бетономешалки, электрические подъемные лебедки, опрокидные вагонетки Коппеля. Для транспортировки песка, цемента, камня и других материалов была построена подвесная дорога, соединяющая грузовую пристань в Амурском заливе с фортами № 6 и № 7. Конечно, при этой технике трудоемкость работ значительно уменьшилась, но в то же время надзор за работами значительно усложнился. Через четыре года работы на Дальнем Востоке отцу было присвоено звание техника-строителя практика. Он имел в своем распоряжении штат опытных десятников, преимущественно прибывших с ним из Ковно. Имеется снимок группы с сидящим за столиком моим отцом. Крайнего слева Королькова я хорошо помню.


   Дальневосточный климат оказался пагубным для моей матери. Она часто болела и умерла в 1916 году на 40-м году жизни. Через два года после ее смерти отец женился на Берте Ивановне Трумпе, которая была родом из Латвии и служила кухаркой у полковника Шволковского - начальника строительства 7-го форта. В 1923 году она родила отцу еще одного сына Даниила.


   Начиная с 1918 года все работы на форту были прекращены и отец был назначен хранителем имущества форта. Под его начальством находилась группа сторожей. После освобождения Владивостока в 1922 году должность хранителя имущества форта была упразднена, так как все имущество форта было к этому времени вывезено: Отец впоследствии работал в Тавричанском угольном тресте заведующим строительным отделом. В Тавричанском угольном тресте отец прослужил с 1928 по 1936 г., т. е. до самой своей смерти.



Источник:


   Газета "Утро России", 2 - 3 августа и 9 - 10 августа 1996 г.



Вверх 



Статьи, публикации - Крепость Владивосток

 

1. ИССЛЕДОВАНИЕ ОБРАЗЦА БЕТОНА, ПРИМЕНЯВШЕГОСЯ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА. (Наталья В. Макарова, Алексей А. Сиренко, Константин Г. Кравченко)
2. СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ ВЫСОТА ПОЛКОВНИКА ТОРОПОВА (Оксана БОРКОВА, фото из семейного архива И. Мандель)
3. ПОЛУДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ФОРТЫ Н.А. БУЙНИЦКОГО в крепости Владивосток (В. И. Калинин, С. А. Воробьев, Н. Б. Аюшин)
4. МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ВЛАДИВОСТОК (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин)
5. ИСТОРИЯ возникновения и создания Владивостокской крепости (О. Боркова)
6. ФОРТ № 2 крепости Владивосток (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин, С. Воробьев)
7. СКАЗАНИЕ О СТАРОЙ КРЕПОСТИ (Николай ЛИТКОВЕЦ)
8.  ВОРОШИЛОВСКАЯ БАТАРЕЯ(Тамара КАЛИБЕРОВА)
9. Основные ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ТЕРМИНЫ
10. "ВЛАДИВОСТОКСКАЯ КРЕПОСТЬ В ГОРОДСКОЙ ЗАСТРОЙКЕ" (Кравченко К.Г., Сиренко А.А.)
 
11. Генерал-майор А.П. Шошин
12. Начальник инженеров флота К.А. Розе
13. Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер
14. Инженер-полковник П.П. Унтербергер
15. Генерал-майор В.И. Жигалковский
16. Генерал В.А. Ирман
17. Генерал-лейтенант А.П. Будберг
18. Полковник В.А. Свиньин
19. Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас
 
20. УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РФ об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия Федерального значения



MADE IN RUSSIA

DESIGN BY KIRILL BURAVLEV